Каталог
  

Национальная одежда евреев


костюмы евреев женские, для танцев

Традиционная одежда евреев достаточно колоритная, что позволяет им выделяться из толпы, облачаясь в вещи в национальном стиле.

Немного истории

Как и все национальные костюмы, еврейский традиционный наряд имеет богатую историю.

Создавался он с расчетом на то, чтобы евреи могли ассимилироваться в любой стране. Причиной такого желания была нелюбовь представителей многих стран к лицам еврейской национальности.

Первые традиционные наряды создавались под влиянием вавилонян. Освободишись от рабства, евреи продолжали носить две рубашки (одну полотняную, другую шерстяную), кафтан и широкий пояс.

Во время царствования Соломона еврейские наряды стали роскошнее – использовались легкие воздушные ткани, костюмы украшались золотой вышивкой и драгоценными камнями. Знатные женщины любили вплетать нити жемчуга даже в свои прически, подчеркивая при этом свое социальное положение.

Но со временем такая роскошь исчезла из нарядов простых евреев. Традиционная одежда стала более сдержанной, много внимания уделялось деталям и тому, чтобы наряд подчеркивал религиозность человека и его принадлежность к определенной общине.

В двадцатом веке, чтобы особо не выделяться, евреи позаимствовали у европейцев модные в то время черные шляпы и длинные сюртуки. В таком виде было проще слиться с местными жителями, селясь в любом городке Европы. И даже, когда во всем мире подобные вещи вышли из моды, евреи продолжали и продолжают их носить.

Особенности

Говоря о национальном костюме евреев, следует упомянуть ряд нюансов, отличающий этот наряд от других.

Цвета и оттенки

В национальной еврейской одежде преобладают нейтральные тона. Основной из них – черный. Зимой также носили наряды коричневого или синего цвета. Летом в одежде доминировал белый цвет. Яркие "цветастые" наряды – это совсем не про еврейский традиционный костюм.

Ткани и крой

Еврейская культура всегда была исключительно городской. Поэтому женщины не занимались изготовлением материала самостоятельно, а покупали его. Материалы использовались самые разные, от более дешевых, до дорогих.

Разновидности

Традиционный мужской костюм состоит из простого черного сюртука и накидки .

Еврейское название этой накидки – «талит катан». Это неотъемлемый наряд национального одеяния, который представляет собой тканевый прямоугольник черного цвета с прорезью для головы и специальными кисточками по краям. Каждая из них заканчивается восемью нитями.

Отличительная черта этой накидки в том, что она, хоть и выглядит, как верхняя одежда, но носится не только поверх, но и под рубашку. Главное, чтобы кисти располагались поверх брюк.

Женский национальный костюм состоит из платья или блузки с юбкой и передника. Передник выполнял не только функцию защиты от бытовой грязи, но и охранял от сглаза.

Платья женщин старой веры были длинными и украшенными ручной вышивкой или кружевом. Руки скрывали за длинными рукавами, сужающимися к запястьям. В таком платье был также ворот стойка, украшенный кружевом и плотно обхватывающий шею. Плотным кольцом талию обхватывал и кожаный пояс.

Детский костюм для девочек практически не отличался от взрослого наряда. Платье также было достаточно закрытым, но более коротким. Мальчики до тринадцати лет не носили накидку «цитит». Ее позволялось носить только тем, кто достиг совершеннолетия, отпраздновав бармицву. Именно после этого события мальчик считался мужчиной.

Аксессуары и обувь

Каждый еврей свой традиционный наряд дополняет головным убором. Иногда их бывает даже несколько сразу – ермолка и поверх нее «каскет» или же «дашек». «Каскеты» внешним видом напоминают кепки старого фасона и широко распространены среди евреев, проживающих на территории России и Польши.

В повседневной жизни частью традиционного еврейского костюма является черная шляпа. Этот лаконичный головной убор, несмотря на кажущуюся простоту, очень много может рассказать о своем владельце.

Размер шляпы, ее элементы и то, как она сидит на голове, несут в себе информацию о социальном статусе владельца и том, к какое из течений иудаизма он исповедует .

Глубокий смысл заложен в фасон и размер ермолки. Если говорить в целом, она представляет собой круглую шапочку, которая ассоциируется у нас с еврейским нарядом. Название ермолки произошло от словосочетания «йерэ малка», то есть «боящийся владыки». Этими словами принято назвать верующих людей.

Ермолки создаются не только в разных цветах и фасонах, но еще и из разных материалов. Они могут быть, как войлочными, так и шерстяными или вязанными. Но выбирают их евреи, ориентируясь не на собственный вкус. Выбор определенной модели зависит от того, что носят другие евреи из общины.

Из аксессуаров в еврейском костюме используется широкий пояс и в некоторых случаях галстук в тон.

Галстук – это достаточно спорный для евреев аксессуар,поскольку при завязывании его образуется крестообразный узел, он вызывает огромную неприязнь у хасидов - ортодоксальных верующих.

Что касается женщин, они также украшали свои головы шляпками, надевая под них парики. В качестве украшений использовались еще и бусы, которые надевались в два ряда.

Обувь в традиционном еврейском костюме простая и неприметная. Черные высокие ботинки со шнуровкой летом носились на босую ногу, а зимой – поверх вязаных чулок.

Современные модели

В современном мире традиционный еврейский костюм все еще достаточно популярен. Религиозные евреи также используют ермолки и традиционные накидки. Полноценный костюм используется для различных торжественных мероприятий и собраний.

Нередко в национальные наряды облачаются и для исполнения традиционных танцев. В этом случае женщины используют более современные варианты, поскольку в традиционном облачении двигаться не совсем удобно.

Традиционный еврейский костюм – это отражение всех особенностей мировоззрения этой нации. Каким бы переменчивым ни был мир вокруг, евреи успешно подстраиваются под изменения в нем. Так и их национальная одежда, меняясь в зависимости от эпохи и места обитания, остается уникальной и не похожей на костюмы других народностей.

костюмы евреев женские, для танцев

Традиционная одежда евреев достаточно колоритная, что позволяет им выделяться из толпы, облачаясь в вещи в национальном стиле.

Немного истории

Как и все национальные костюмы, еврейский традиционный наряд имеет богатую историю.

Создавался он с расчетом на то, чтобы евреи могли ассимилироваться в любой стране. Причиной такого желания была нелюбовь представителей многих стран к лицам еврейской национальности.

Первые традиционные наряды создавались под влиянием вавилонян. Освободишись от рабства, евреи продолжали носить две рубашки (одну полотняную, другую шерстяную), кафтан и широкий пояс.

Во время царствования Соломона еврейские наряды стали роскошнее – использовались легкие воздушные ткани, костюмы украшались золотой вышивкой и драгоценными камнями. Знатные женщины любили вплетать нити жемчуга даже в свои прически, подчеркивая при этом свое социальное положение.

Но со временем такая роскошь исчезла из нарядов простых евреев. Традиционная одежда стала более сдержанной, много внимания уделялось деталям и тому, чтобы наряд подчеркивал религиозность человека и его принадлежность к определенной общине.

В двадцатом веке, чтобы особо не выделяться, евреи позаимствовали у европейцев модные в то время черные шляпы и длинные сюртуки. В таком виде было проще слиться с местными жителями, селясь в любом городке Европы. И даже, когда во всем мире подобные вещи вышли из моды, евреи продолжали и продолжают их носить.

Особенности

Говоря о национальном костюме евреев, следует упомянуть ряд нюансов, отличающий этот наряд от других.

Цвета и оттенки

В национальной еврейской одежде преобладают нейтральные тона. Основной из них – черный. Зимой также носили наряды коричневого или синего цвета. Летом в одежде доминировал белый цвет. Яркие "цветастые" наряды – это совсем не про еврейский традиционный костюм.

Ткани и крой

Еврейская культура всегда была исключительно городской. Поэтому женщины не занимались изготовлением материала самостоятельно, а покупали его. Материалы использовались самые разные, от более дешевых, до дорогих.

Разновидности

Традиционный мужской костюм состоит из простого черного сюртука и накидки.

Еврейское название этой накидки – «талит катан». Это неотъемлемый наряд национального одеяния, который представляет собой тканевый прямоугольник черного цвета с прорезью для головы и специальными кисточками по краям. Каждая из них заканчивается восемью нитями.

Отличительная черта этой накидки в том, что она, хоть и выглядит, как верхняя одежда, но носится не только поверх, но и под рубашку. Главное, чтобы кисти располагались поверх брюк.

Женский национальный костюм состоит из платья или блузки с юбкой и передника. Передник выполнял не только функцию защиты от бытовой грязи, но и охранял от сглаза.

Платья женщин старой веры были длинными и украшенными ручной вышивкой или кружевом. Руки скрывали за длинными рукавами, сужающимися к запястьям. В таком платье был также ворот стойка, украшенный кружевом и плотно обхватывающий шею. Плотным кольцом талию обхватывал и кожаный пояс.

Детский костюм для девочек практически не отличался от взрослого наряда. Платье также было достаточно закрытым, но более коротким. Мальчики до тринадцати лет не носили накидку «цитит». Ее позволялось носить только тем, кто достиг совершеннолетия, отпраздновав бармицву. Именно после этого события мальчик считался мужчиной.

Аксессуары и обувь

Каждый еврей свой традиционный наряд дополняет головным убором. Иногда их бывает даже несколько сразу – ермолка и поверх нее «каскет» или же «дашек». «Каскеты» внешним видом напоминают кепки старого фасона и широко распространены среди евреев, проживающих на территории России и Польши.

В повседневной жизни частью традиционного еврейского костюма является черная шляпа. Этот лаконичный головной убор, несмотря на кажущуюся простоту, очень много может рассказать о своем владельце.

Размер шляпы, ее элементы и то, как она сидит на голове, несут в себе информацию о социальном статусе владельца и том, к какое из течений иудаизма он исповедует .

Глубокий смысл заложен в фасон и размер ермолки. Если говорить в целом, она представляет собой круглую шапочку, которая ассоциируется у нас с еврейским нарядом. Название ермолки произошло от словосочетания «йерэ малка», то есть «боящийся владыки». Этими словами принято назвать верующих людей.

Ермолки создаются не только в разных цветах и фасонах, но еще и из разных материалов. Они могут быть, как войлочными, так и шерстяными или вязанными. Но выбирают их евреи, ориентируясь не на собственный вкус. Выбор определенной модели зависит от того, что носят другие евреи из общины.

Из аксессуаров в еврейском костюме используется широкий пояс и в некоторых случаях галстук в тон.

Галстук – это достаточно спорный для евреев аксессуар,поскольку при завязывании его образуется крестообразный узел, он вызывает огромную неприязнь у хасидов - ортодоксальных верующих.

Что касается женщин, они также украшали свои головы шляпками, надевая под них парики. В качестве украшений использовались еще и бусы, которые надевались в два ряда.

Обувь в традиционном еврейском костюме простая и неприметная. Черные высокие ботинки со шнуровкой летом носились на босую ногу, а зимой – поверх вязаных чулок.

Современные модели

В современном мире традиционный еврейский костюм все еще достаточно популярен. Религиозные евреи также используют ермолки и традиционные накидки. Полноценный костюм используется для различных торжественных мероприятий и собраний.

Нередко в национальные наряды облачаются и для исполнения традиционных танцев. В этом случае женщины используют более современные варианты, поскольку в традиционном облачении двигаться не совсем удобно.

Традиционный еврейский костюм – это отражение всех особенностей мировоззрения этой нации. Каким бы переменчивым ни был мир вокруг, евреи успешно подстраиваются под изменения в нем. Так и их национальная одежда, меняясь в зависимости от эпохи и места обитания, остается уникальной и не похожей на костюмы других народностей.

костюмы евреев женские, для танцев

Традиционная одежда евреев достаточно колоритная, что позволяет им выделяться из толпы, облачаясь в вещи в национальном стиле.

Немного истории

Как и все национальные костюмы, еврейский традиционный наряд имеет богатую историю.

Создавался он с расчетом на то, чтобы евреи могли ассимилироваться в любой стране. Причиной такого желания была нелюбовь представителей многих стран к лицам еврейской национальности.

Первые традиционные наряды создавались под влиянием вавилонян. Освободишись от рабства, евреи продолжали носить две рубашки (одну полотняную, другую шерстяную), кафтан и широкий пояс.

Во время царствования Соломона еврейские наряды стали роскошнее – использовались легкие воздушные ткани, костюмы украшались золотой вышивкой и драгоценными камнями. Знатные женщины любили вплетать нити жемчуга даже в свои прически, подчеркивая при этом свое социальное положение.

Но со временем такая роскошь исчезла из нарядов простых евреев. Традиционная одежда стала более сдержанной, много внимания уделялось деталям и тому, чтобы наряд подчеркивал религиозность человека и его принадлежность к определенной общине.

В двадцатом веке, чтобы особо не выделяться, евреи позаимствовали у европейцев модные в то время черные шляпы и длинные сюртуки. В таком виде было проще слиться с местными жителями, селясь в любом городке Европы. И даже, когда во всем мире подобные вещи вышли из моды, евреи продолжали и продолжают их носить.

Особенности

Говоря о национальном костюме евреев, следует упомянуть ряд нюансов, отличающий этот наряд от других.

Цвета и оттенки

В национальной еврейской одежде преобладают нейтральные тона. Основной из них – черный. Зимой также носили наряды коричневого или синего цвета. Летом в одежде доминировал белый цвет. Яркие "цветастые" наряды – это совсем не про еврейский традиционный костюм.

Ткани и крой

Еврейская культура всегда была исключительно городской. Поэтому женщины не занимались изготовлением материала самостоятельно, а покупали его. Материалы использовались самые разные, от более дешевых, до дорогих.

Разновидности

Традиционный мужской костюм состоит из простого черного сюртука и накидки.

Еврейское название этой накидки – «талит катан». Это неотъемлемый наряд национального одеяния, который представляет собой тканевый прямоугольник черного цвета с прорезью для головы и специальными кисточками по краям. Каждая из них заканчивается восемью нитями.

Отличительная черта этой накидки в том, что она, хоть и выглядит, как верхняя одежда, но носится не только поверх, но и под рубашку. Главное, чтобы кисти располагались поверх брюк.

Женский национальный костюм состоит из платья или блузки с юбкой и передника. Передник выполнял не только функцию защиты от бытовой грязи, но и охранял от сглаза.

Платья женщин старой веры были длинными и украшенными ручной вышивкой или кружевом. Руки скрывали за длинными рукавами, сужающимися к запястьям. В таком платье был также ворот стойка, украшенный кружевом и плотно обхватывающий шею. Плотным кольцом талию обхватывал и кожаный пояс.

Детский костюм для девочек практически не отличался от взрослого наряда. Платье также было достаточно закрытым, но более коротким. Мальчики до тринадцати лет не носили накидку «цитит». Ее позволялось носить только тем, кто достиг совершеннолетия, отпраздновав бармицву. Именно после этого события мальчик считался мужчиной.

Аксессуары и обувь

Каждый еврей свой традиционный наряд дополняет головным убором. Иногда их бывает даже несколько сразу – ермолка и поверх нее «каскет» или же «дашек». «Каскеты» внешним видом напоминают кепки старого фасона и широко распространены среди евреев, проживающих на территории России и Польши.

В повседневной жизни частью традиционного еврейского костюма является черная шляпа. Этот лаконичный головной убор, несмотря на кажущуюся простоту, очень много может рассказать о своем владельце.

Размер шляпы, ее элементы и то, как она сидит на голове, несут в себе информацию о социальном статусе владельца и том, к какое из течений иудаизма он исповедует .

Глубокий смысл заложен в фасон и размер ермолки. Если говорить в целом, она представляет собой круглую шапочку, которая ассоциируется у нас с еврейским нарядом. Название ермолки произошло от словосочетания «йерэ малка», то есть «боящийся владыки». Этими словами принято назвать верующих людей.

Ермолки создаются не только в разных цветах и фасонах, но еще и из разных материалов. Они могут быть, как войлочными, так и шерстяными или вязанными. Но выбирают их евреи, ориентируясь не на собственный вкус. Выбор определенной модели зависит от того, что носят другие евреи из общины.

Из аксессуаров в еврейском костюме используется широкий пояс и в некоторых случаях галстук в тон.

Галстук – это достаточно спорный для евреев аксессуар,поскольку при завязывании его образуется крестообразный узел, он вызывает огромную неприязнь у хасидов - ортодоксальных верующих.

Что касается женщин, они также украшали свои головы шляпками, надевая под них парики. В качестве украшений использовались еще и бусы, которые надевались в два ряда.

Обувь в традиционном еврейском костюме простая и неприметная. Черные высокие ботинки со шнуровкой летом носились на босую ногу, а зимой – поверх вязаных чулок.

Современные модели

В современном мире традиционный еврейский костюм все еще достаточно популярен. Религиозные евреи также используют ермолки и традиционные накидки. Полноценный костюм используется для различных торжественных мероприятий и собраний.

Нередко в национальные наряды облачаются и для исполнения традиционных танцев. В этом случае женщины используют более современные варианты, поскольку в традиционном облачении двигаться не совсем удобно.

Традиционный еврейский костюм – это отражение всех особенностей мировоззрения этой нации. Каким бы переменчивым ни был мир вокруг, евреи успешно подстраиваются под изменения в нем. Так и их национальная одежда, меняясь в зависимости от эпохи и места обитания, остается уникальной и не похожей на костюмы других народностей.

женский традиционный еврейский наряд для танцев

Национальные костюмы

Исторические факты

История развития национального костюма евреев разнообразна, интересна и даже печальна. При создании традиционного наряда представители еврейской нации должны были учитывать, что жители большинства стран настроены к ним крайне негативно. Поэтому одежде старались придать такой вид, чтобы она смотрелась естественно в любой местности, но в то же время не обезличивала человека.

Евреям удалось добиться этого эффекта. Традиционный еврейский костюм совмещает в себе два необходимых качества: помогает подчеркнуть колорит, специфику народа, не вызывая непонимания у людей другой национальности.

За срок, сравнительно недолгий в рамках мировой истории, евреям удалось добиться совершенства в своем национальном наряде. Было учтено многое, чтобы сделать костюм привлекательным и удобным.

В наши дни еврейская традиционная одежда практически не подвергается изменениям, однако, талантливые дизайнеры нередко модифицируют наряды, экспериментируя с расцветкой, декором и фасоном.

На пути к идеалу

Еврейскому национальному костюму пришлось шагать по ступеням прогрессивности, чтобы стать именно таким, каким его видят люди двадцать первого столетия.

  • Самый первый вариант еврейского одеяния появился на свет благодаря культуре великого Вавилона. Сбросив с себя оковы вавилонского рабства, евреи облачились в кафтан. Стандартными считались две рубашки – из полотна и шерсти. Костюм дополнялся широким поясом.
  • Правление царя Соломона положительно сказалось на национальном костюме евреев. Для создания наряда стали использовать невесомые ткани, казавшиеся воздушными. Широкое распространение обрела вышивка золотыми и серебряными нитями. Особо зажиточные семьи могли позволить себе даже декор из драгоценных камней. Прическу богатых девушек украшали жемчужины.
  • С приближением двадцатого века одежда евреев теряла свой шик. В стиле стала преобладать лаконичность и скромность. Акцент делался на деталях, что определяли принадлежность к какой-либо общине и религии. Чтобы слиться с европейским обществом, евреям пришлось эксплуатировать популярные в то время сюртуки и черные шляпы.

Особенности цветовой гаммы

Национальный костюм евреев не отличается яркостью и насыщенностью оттенков. Наряд сдержан, в какой-то мере даже строг. В двадцатом веке, расселяясь по небольшим городкам Европы, евреи боялись привлекать к себе внимание, поэтому о красочных цветах пришлось забыть.

Кратко описать основной цвет еврейского одеяния – нейтральность. Особой распространенностью пользуется черный. В холодное время года евреи облачались в наряды, оформленные в коричневом или синем цвете. А в течение летних месяцев, чтобы спастись от жары, надевали белую одежду.

Материал и фасон

Культура евреев всегда была сосредоточена только на жизни в городе, поэтому модели для крестьян не существует. В отличие от представительниц других культур, девушкам никогда не приходилось собственноручно заниматься изготовлением материала для одежды – все ткани приобретались на рынках.

Крой национального костюма евреев свободный и объемный, однако, полностью не скрывает очертания силуэта, что является плюсом – какой женщине понравится утаивать от других людей свои достоинства?

Мужской наряд

Еврейские мужчины не стремились к нахождению в центре женского внимания посредством вычурной одежды. Они пошли другим путем. Мужской национальный костюм евреев вызывает симпатию своей специфичной элегантностью, мастерски выделяет мужественность, религиозность. Одеяние представляет собой накидку и сюртук черного цвета.

У накидки есть официальное название – талит катан. Без данного элемента невозможно вообразить национальную мужскую одежду! Накидка выглядит как белый прямоугольник из ткани, обладающей широкой прорезью для головы. На краях располагаются специальными кисточками. На каждой висит восемь нитей.

Талит катан приятно считать только верхней одеждой, но это заблуждение. Мужчины носят накидку и под рубашкой. Важно, чтобы соблюдалось единственное условие – кисточки должны находиться поверх брюк.

Костюм для женщин

Женские костюмы не могли похвастаться чем-то запредельным, но платья все равно не скрывали природную привлекательность еврейских девушек. Да, они не носили шикарную одежду, как европейки, однако, в национальных нарядах евреев всегда было что-то особенное. То, что делало их необыкновенными.

Женский традиционный наряд включал в себя юбку, блузку, платье и передник. Все одежда должна была выполнять практичную функцию: темные цвета (черный, серый, коричневый) прекрасно охраняли от бытовых загрязнений, что неизменно преследуют женщин, занимающихся хозяйством по дому. Также считалось, что передник бережет от проклятий и дурного глаза.

Девушки, придерживающиеся устаревших взглядов на религию, останавливали выбор на платьях с длинными рукавами, скрывающими руки до самых запястий. Такие женские костюмы украшались кружевами и вышивкой белого цвета, что символизировал чистоту и доброту. Платье отличалось высоким воротником, тоже дополненным кружевом. На талии было сосредоточено плотное кольцо кожаного пояса.

Детские варианты

Детский национальный костюм евреев имел мало отличий от взрослой версии. Девочки носили такие закрытые, лишенные яркости платьица, но они были не такие длинные, как у их матерей.

Мальчики не имели права носить накидку под названием «цитит» – это запрещали религиозные каноны. Достигнув тринадцатилетнего возраста, юноши могли отпраздновать бармицву, и только после этого цитит становился для них доступным. После празднования мальчик также мог гордо называть себя мужчиной.

Украшения и обувь

Еврейский национальный костюм не содержит в себе большого количества допустимых аксессуаров. Мужчины надевают пояса и галстуки, но в редких случаях. Галстуки вызывают среди евреев множество споров. Завязывая его, вы получаете узел в форме креста. Именно это отпугивает приверженцев ортодоксальной религии.

Женщины очень любили шляпки. Большим спросом пользовались красивые бусы, что надевали в два ряда.

Обувь в еврейском костюме являет собой высокие, довольно комфортные ботинки, надежно фиксирующиеся на ноге при помощи прочной шнуровки. В теплое время под них не надевали носки, а с наступлением холодов приходилось использовать вязаные шнурки.

Головные уборы

Ни один уважающий себя еврей не обойдется без головного убора. В некоторых случаях мужчины применяют несколько изделий. Чаще всего это ермолка, покрытая дашеком или каскетом.

Огромное значение имеет ермолка. Размер и крой этого традиционного головного убора таит в себе скрытый смысл. Выглядит ермолка как круглая шапочка, и многие люди, увидев ее, сразу думают о еврейской нации.

Если дословно перевести наименование, получится два слова – «йеэр» и «малка». Перевод прост – «боящийся владыки», то есть Бога. Религия играет большую роль в жизни евреев.

Оформление ермолок бывает разным. Пожалуй, это единственный яркий атрибут в национальном костюме евреев. Головные уборы шьют из шерсти и войлока, есть и вязаные модели. Но мужчины не могут приобрести ермолку по своему желанию, отдав предпочтение какому-либо фасону или цвету. Выбор должен основывать на том, какой вариант носят евреи из общины.

Черные шляпы тоже дают подсказки по части религиозной принадлежности. Размер и декоративные вставки показывают, к какой ветви иудаизма склоняется владелец головного убора.

Традиционный костюм в современном обществе

Еврейский наряд в современности не стал использоваться реже. До сих пор модели национального костюма украшают улочки разных городов. Глубоко верующие люди не отказались и от накидок с ермолками. Изделия немного упростились, но на разнообразных торжественных мероприятиях евреи появляются в изначальной версии традиционного одеяния.

Национальный костюм необходим для танцев, ведь часто проводятся тематические фестивали! Девушки предпочитаю выступать перед зрителями в современной вариации еврейского наряда, так как в нем намного удобнее совершать активные передвижения.

Отзывы

Покупатели еврейских костюмов остаются довольны приобретением. Они уверяют, что наряд способен подарить необычайные ощущения. Владелец национальной одежды сможет погрузиться в историю, насладиться этим странным, но приятным чувством.

Выглядит костюм привлекательно и оригинально.

женский традиционный еврейский наряд для танцев

Национальные костюмы

Исторические факты

История развития национального костюма евреев разнообразна, интересна и даже печальна. При создании традиционного наряда представители еврейской нации должны были учитывать, что жители большинства стран настроены к ним крайне негативно. Поэтому одежде старались придать такой вид, чтобы она смотрелась естественно в любой местности, но в то же время не обезличивала человека.

Евреям удалось добиться этого эффекта. Традиционный еврейский костюм совмещает в себе два необходимых качества: помогает подчеркнуть колорит, специфику народа, не вызывая непонимания у людей другой национальности.

За срок, сравнительно недолгий в рамках мировой истории, евреям удалось добиться совершенства в своем национальном наряде. Было учтено многое, чтобы сделать костюм привлекательным и удобным.

В наши дни еврейская традиционная одежда практически не подвергается изменениям, однако, талантливые дизайнеры нередко модифицируют наряды, экспериментируя с расцветкой, декором и фасоном.

На пути к идеалу

Еврейскому национальному костюму пришлось шагать по ступеням прогрессивности, чтобы стать именно таким, каким его видят люди двадцать первого столетия.

  • Самый первый вариант еврейского одеяния появился на свет благодаря культуре великого Вавилона. Сбросив с себя оковы вавилонского рабства, евреи облачились в кафтан. Стандартными считались две рубашки – из полотна и шерсти. Костюм дополнялся широким поясом.
  • Правление царя Соломона положительно сказалось на национальном костюме евреев. Для создания наряда стали использовать невесомые ткани, казавшиеся воздушными. Широкое распространение обрела вышивка золотыми и серебряными нитями. Особо зажиточные семьи могли позволить себе даже декор из драгоценных камней. Прическу богатых девушек украшали жемчужины.
  • С приближением двадцатого века одежда евреев теряла свой шик. В стиле стала преобладать лаконичность и скромность. Акцент делался на деталях, что определяли принадлежность к какой-либо общине и религии. Чтобы слиться с европейским обществом, евреям пришлось эксплуатировать популярные в то время сюртуки и черные шляпы.

Особенности цветовой гаммы

Национальный костюм евреев не отличается яркостью и насыщенностью оттенков. Наряд сдержан, в какой-то мере даже строг. В двадцатом веке, расселяясь по небольшим городкам Европы, евреи боялись привлекать к себе внимание, поэтому о красочных цветах пришлось забыть.

Кратко описать основной цвет еврейского одеяния – нейтральность. Особой распространенностью пользуется черный. В холодное время года евреи облачались в наряды, оформленные в коричневом или синем цвете. А в течение летних месяцев, чтобы спастись от жары, надевали белую одежду.

Материал и фасон

Культура евреев всегда была сосредоточена только на жизни в городе, поэтому модели для крестьян не существует. В отличие от представительниц других культур, девушкам никогда не приходилось собственноручно заниматься изготовлением материала для одежды – все ткани приобретались на рынках.

Крой национального костюма евреев свободный и объемный, однако, полностью не скрывает очертания силуэта, что является плюсом – какой женщине понравится утаивать от других людей свои достоинства?

Мужской наряд

Еврейские мужчины не стремились к нахождению в центре женского внимания посредством вычурной одежды. Они пошли другим путем. Мужской национальный костюм евреев вызывает симпатию своей специфичной элегантностью, мастерски выделяет мужественность, религиозность. Одеяние представляет собой накидку и сюртук черного цвета.

У накидки есть официальное название – талит катан. Без данного элемента невозможно вообразить национальную мужскую одежду! Накидка выглядит как белый прямоугольник из ткани, обладающей широкой прорезью для головы. На краях располагаются специальными кисточками. На каждой висит восемь нитей.

Талит катан приятно считать только верхней одеждой, но это заблуждение. Мужчины носят накидку и под рубашкой. Важно, чтобы соблюдалось единственное условие – кисточки должны находиться поверх брюк.

Костюм для женщин

Женские костюмы не могли похвастаться чем-то запредельным, но платья все равно не скрывали природную привлекательность еврейских девушек. Да, они не носили шикарную одежду, как европейки, однако, в национальных нарядах евреев всегда было что-то особенное. То, что делало их необыкновенными.

Женский традиционный наряд включал в себя юбку, блузку, платье и передник. Все одежда должна была выполнять практичную функцию: темные цвета (черный, серый, коричневый) прекрасно охраняли от бытовых загрязнений, что неизменно преследуют женщин, занимающихся хозяйством по дому. Также считалось, что передник бережет от проклятий и дурного глаза.

Девушки, придерживающиеся устаревших взглядов на религию, останавливали выбор на платьях с длинными рукавами, скрывающими руки до самых запястий. Такие женские костюмы украшались кружевами и вышивкой белого цвета, что символизировал чистоту и доброту. Платье отличалось высоким воротником, тоже дополненным кружевом. На талии было сосредоточено плотное кольцо кожаного пояса.

Детские варианты

Детский национальный костюм евреев имел мало отличий от взрослой версии. Девочки носили такие закрытые, лишенные яркости платьица, но они были не такие длинные, как у их матерей.

Мальчики не имели права носить накидку под названием «цитит» – это запрещали религиозные каноны. Достигнув тринадцатилетнего возраста, юноши могли отпраздновать бармицву, и только после этого цитит становился для них доступным. После празднования мальчик также мог гордо называть себя мужчиной.

Украшения и обувь

Еврейский национальный костюм не содержит в себе большого количества допустимых аксессуаров. Мужчины надевают пояса и галстуки, но в редких случаях. Галстуки вызывают среди евреев множество споров. Завязывая его, вы получаете узел в форме креста. Именно это отпугивает приверженцев ортодоксальной религии.

Женщины очень любили шляпки. Большим спросом пользовались красивые бусы, что надевали в два ряда.

Обувь в еврейском костюме являет собой высокие, довольно комфортные ботинки, надежно фиксирующиеся на ноге при помощи прочной шнуровки. В теплое время под них не надевали носки, а с наступлением холодов приходилось использовать вязаные шнурки.

Головные уборы

Ни один уважающий себя еврей не обойдется без головного убора. В некоторых случаях мужчины применяют несколько изделий. Чаще всего это ермолка, покрытая дашеком или каскетом.

Огромное значение имеет ермолка. Размер и крой этого традиционного головного убора таит в себе скрытый смысл. Выглядит ермолка как круглая шапочка, и многие люди, увидев ее, сразу думают о еврейской нации.

Если дословно перевести наименование, получится два слова – «йеэр» и «малка». Перевод прост – «боящийся владыки», то есть Бога. Религия играет большую роль в жизни евреев.

Оформление ермолок бывает разным. Пожалуй, это единственный яркий атрибут в национальном костюме евреев. Головные уборы шьют из шерсти и войлока, есть и вязаные модели. Но мужчины не могут приобрести ермолку по своему желанию, отдав предпочтение какому-либо фасону или цвету. Выбор должен основывать на том, какой вариант носят евреи из общины.

Черные шляпы тоже дают подсказки по части религиозной принадлежности. Размер и декоративные вставки показывают, к какой ветви иудаизма склоняется владелец головного убора.

Традиционный костюм в современном обществе

Еврейский наряд в современности не стал использоваться реже. До сих пор модели национального костюма украшают улочки разных городов. Глубоко верующие люди не отказались и от накидок с ермолками. Изделия немного упростились, но на разнообразных торжественных мероприятиях евреи появляются в изначальной версии традиционного одеяния.

Национальный костюм необходим для танцев, ведь часто проводятся тематические фестивали! Девушки предпочитаю выступать перед зрителями в современной вариации еврейского наряда, так как в нем намного удобнее совершать активные передвижения.

Отзывы

Покупатели еврейских костюмов остаются довольны приобретением. Они уверяют, что наряд способен подарить необычайные ощущения. Владелец национальной одежды сможет погрузиться в историю, насладиться этим странным, но приятным чувством.

Выглядит костюм привлекательно и оригинально.

женский традиционный еврейский наряд для танцев

Национальные костюмы

Исторические факты

История развития национального костюма евреев разнообразна, интересна и даже печальна. При создании традиционного наряда представители еврейской нации должны были учитывать, что жители большинства стран настроены к ним крайне негативно. Поэтому одежде старались придать такой вид, чтобы она смотрелась естественно в любой местности, но в то же время не обезличивала человека.

Евреям удалось добиться этого эффекта. Традиционный еврейский костюм совмещает в себе два необходимых качества: помогает подчеркнуть колорит, специфику народа, не вызывая непонимания у людей другой национальности.

За срок, сравнительно недолгий в рамках мировой истории, евреям удалось добиться совершенства в своем национальном наряде. Было учтено многое, чтобы сделать костюм привлекательным и удобным.

В наши дни еврейская традиционная одежда практически не подвергается изменениям, однако, талантливые дизайнеры нередко модифицируют наряды, экспериментируя с расцветкой, декором и фасоном.

На пути к идеалу

Еврейскому национальному костюму пришлось шагать по ступеням прогрессивности, чтобы стать именно таким, каким его видят люди двадцать первого столетия.

  • Самый первый вариант еврейского одеяния появился на свет благодаря культуре великого Вавилона. Сбросив с себя оковы вавилонского рабства, евреи облачились в кафтан. Стандартными считались две рубашки – из полотна и шерсти. Костюм дополнялся широким поясом.
  • Правление царя Соломона положительно сказалось на национальном костюме евреев. Для создания наряда стали использовать невесомые ткани, казавшиеся воздушными. Широкое распространение обрела вышивка золотыми и серебряными нитями. Особо зажиточные семьи могли позволить себе даже декор из драгоценных камней. Прическу богатых девушек украшали жемчужины.
  • С приближением двадцатого века одежда евреев теряла свой шик. В стиле стала преобладать лаконичность и скромность. Акцент делался на деталях, что определяли принадлежность к какой-либо общине и религии. Чтобы слиться с европейским обществом, евреям пришлось эксплуатировать популярные в то время сюртуки и черные шляпы.

Особенности цветовой гаммы

Национальный костюм евреев не отличается яркостью и насыщенностью оттенков. Наряд сдержан, в какой-то мере даже строг. В двадцатом веке, расселяясь по небольшим городкам Европы, евреи боялись привлекать к себе внимание, поэтому о красочных цветах пришлось забыть.

Кратко описать основной цвет еврейского одеяния – нейтральность. Особой распространенностью пользуется черный. В холодное время года евреи облачались в наряды, оформленные в коричневом или синем цвете. А в течение летних месяцев, чтобы спастись от жары, надевали белую одежду.

Материал и фасон

Культура евреев всегда была сосредоточена только на жизни в городе, поэтому модели для крестьян не существует. В отличие от представительниц других культур, девушкам никогда не приходилось собственноручно заниматься изготовлением материала для одежды – все ткани приобретались на рынках.

Крой национального костюма евреев свободный и объемный, однако, полностью не скрывает очертания силуэта, что является плюсом – какой женщине понравится утаивать от других людей свои достоинства?

Мужской наряд

Еврейские мужчины не стремились к нахождению в центре женского внимания посредством вычурной одежды. Они пошли другим путем. Мужской национальный костюм евреев вызывает симпатию своей специфичной элегантностью, мастерски выделяет мужественность, религиозность. Одеяние представляет собой накидку и сюртук черного цвета.

У накидки есть официальное название – талит катан. Без данного элемента невозможно вообразить национальную мужскую одежду! Накидка выглядит как белый прямоугольник из ткани, обладающей широкой прорезью для головы. На краях располагаются специальными кисточками. На каждой висит восемь нитей.

Талит катан приятно считать только верхней одеждой, но это заблуждение. Мужчины носят накидку и под рубашкой. Важно, чтобы соблюдалось единственное условие – кисточки должны находиться поверх брюк.

Костюм для женщин

Женские костюмы не могли похвастаться чем-то запредельным, но платья все равно не скрывали природную привлекательность еврейских девушек. Да, они не носили шикарную одежду, как европейки, однако, в национальных нарядах евреев всегда было что-то особенное. То, что делало их необыкновенными.

Женский традиционный наряд включал в себя юбку, блузку, платье и передник. Все одежда должна была выполнять практичную функцию: темные цвета (черный, серый, коричневый) прекрасно охраняли от бытовых загрязнений, что неизменно преследуют женщин, занимающихся хозяйством по дому. Также считалось, что передник бережет от проклятий и дурного глаза.

Девушки, придерживающиеся устаревших взглядов на религию, останавливали выбор на платьях с длинными рукавами, скрывающими руки до самых запястий. Такие женские костюмы украшались кружевами и вышивкой белого цвета, что символизировал чистоту и доброту. Платье отличалось высоким воротником, тоже дополненным кружевом. На талии было сосредоточено плотное кольцо кожаного пояса.

Детские варианты

Детский национальный костюм евреев имел мало отличий от взрослой версии. Девочки носили такие закрытые, лишенные яркости платьица, но они были не такие длинные, как у их матерей.

Мальчики не имели права носить накидку под названием «цитит» – это запрещали религиозные каноны. Достигнув тринадцатилетнего возраста, юноши могли отпраздновать бармицву, и только после этого цитит становился для них доступным. После празднования мальчик также мог гордо называть себя мужчиной.

Украшения и обувь

Еврейский национальный костюм не содержит в себе большого количества допустимых аксессуаров. Мужчины надевают пояса и галстуки, но в редких случаях. Галстуки вызывают среди евреев множество споров. Завязывая его, вы получаете узел в форме креста. Именно это отпугивает приверженцев ортодоксальной религии.

Женщины очень любили шляпки. Большим спросом пользовались красивые бусы, что надевали в два ряда.

Обувь в еврейском костюме являет собой высокие, довольно комфортные ботинки, надежно фиксирующиеся на ноге при помощи прочной шнуровки. В теплое время под них не надевали носки, а с наступлением холодов приходилось использовать вязаные шнурки.

Головные уборы

Ни один уважающий себя еврей не обойдется без головного убора. В некоторых случаях мужчины применяют несколько изделий. Чаще всего это ермолка, покрытая дашеком или каскетом.

Огромное значение имеет ермолка. Размер и крой этого традиционного головного убора таит в себе скрытый смысл. Выглядит ермолка как круглая шапочка, и многие люди, увидев ее, сразу думают о еврейской нации.

Если дословно перевести наименование, получится два слова – «йеэр» и «малка». Перевод прост – «боящийся владыки», то есть Бога. Религия играет большую роль в жизни евреев.

Оформление ермолок бывает разным. Пожалуй, это единственный яркий атрибут в национальном костюме евреев. Головные уборы шьют из шерсти и войлока, есть и вязаные модели. Но мужчины не могут приобрести ермолку по своему желанию, отдав предпочтение какому-либо фасону или цвету. Выбор должен основывать на том, какой вариант носят евреи из общины.

Черные шляпы тоже дают подсказки по части религиозной принадлежности. Размер и декоративные вставки показывают, к какой ветви иудаизма склоняется владелец головного убора.

Традиционный костюм в современном обществе

Еврейский наряд в современности не стал использоваться реже. До сих пор модели национального костюма украшают улочки разных городов. Глубоко верующие люди не отказались и от накидок с ермолками. Изделия немного упростились, но на разнообразных торжественных мероприятиях евреи появляются в изначальной версии традиционного одеяния.

Национальный костюм необходим для танцев, ведь часто проводятся тематические фестивали! Девушки предпочитаю выступать перед зрителями в современной вариации еврейского наряда, так как в нем намного удобнее совершать активные передвижения.

Отзывы

Покупатели еврейских костюмов остаются довольны приобретением. Они уверяют, что наряд способен подарить необычайные ощущения. Владелец национальной одежды сможет погрузиться в историю, насладиться этим странным, но приятным чувством.

Выглядит костюм привлекательно и оригинально.

женский традиционный еврейский наряд для танцев

Национальные костюмы

Исторические факты

История развития национального костюма евреев разнообразна, интересна и даже печальна. При создании традиционного наряда представители еврейской нации должны были учитывать, что жители большинства стран настроены к ним крайне негативно. Поэтому одежде старались придать такой вид, чтобы она смотрелась естественно в любой местности, но в то же время не обезличивала человека.

Евреям удалось добиться этого эффекта. Традиционный еврейский костюм совмещает в себе два необходимых качества: помогает подчеркнуть колорит, специфику народа, не вызывая непонимания у людей другой национальности.

За срок, сравнительно недолгий в рамках мировой истории, евреям удалось добиться совершенства в своем национальном наряде. Было учтено многое, чтобы сделать костюм привлекательным и удобным.

В наши дни еврейская традиционная одежда практически не подвергается изменениям, однако, талантливые дизайнеры нередко модифицируют наряды, экспериментируя с расцветкой, декором и фасоном.

На пути к идеалу

Еврейскому национальному костюму пришлось шагать по ступеням прогрессивности, чтобы стать именно таким, каким его видят люди двадцать первого столетия.

  • Самый первый вариант еврейского одеяния появился на свет благодаря культуре великого Вавилона. Сбросив с себя оковы вавилонского рабства, евреи облачились в кафтан. Стандартными считались две рубашки – из полотна и шерсти. Костюм дополнялся широким поясом.
  • Правление царя Соломона положительно сказалось на национальном костюме евреев. Для создания наряда стали использовать невесомые ткани, казавшиеся воздушными. Широкое распространение обрела вышивка золотыми и серебряными нитями. Особо зажиточные семьи могли позволить себе даже декор из драгоценных камней. Прическу богатых девушек украшали жемчужины.
  • С приближением двадцатого века одежда евреев теряла свой шик. В стиле стала преобладать лаконичность и скромность. Акцент делался на деталях, что определяли принадлежность к какой-либо общине и религии. Чтобы слиться с европейским обществом, евреям пришлось эксплуатировать популярные в то время сюртуки и черные шляпы.

Особенности цветовой гаммы

Национальный костюм евреев не отличается яркостью и насыщенностью оттенков. Наряд сдержан, в какой-то мере даже строг. В двадцатом веке, расселяясь по небольшим городкам Европы, евреи боялись привлекать к себе внимание, поэтому о красочных цветах пришлось забыть.

Кратко описать основной цвет еврейского одеяния – нейтральность. Особой распространенностью пользуется черный. В холодное время года евреи облачались в наряды, оформленные в коричневом или синем цвете. А в течение летних месяцев, чтобы спастись от жары, надевали белую одежду.

Материал и фасон

Культура евреев всегда была сосредоточена только на жизни в городе, поэтому модели для крестьян не существует. В отличие от представительниц других культур, девушкам никогда не приходилось собственноручно заниматься изготовлением материала для одежды – все ткани приобретались на рынках.

Крой национального костюма евреев свободный и объемный, однако, полностью не скрывает очертания силуэта, что является плюсом – какой женщине понравится утаивать от других людей свои достоинства?

Мужской наряд

Еврейские мужчины не стремились к нахождению в центре женского внимания посредством вычурной одежды. Они пошли другим путем. Мужской национальный костюм евреев вызывает симпатию своей специфичной элегантностью, мастерски выделяет мужественность, религиозность. Одеяние представляет собой накидку и сюртук черного цвета.

У накидки есть официальное название – талит катан. Без данного элемента невозможно вообразить национальную мужскую одежду! Накидка выглядит как белый прямоугольник из ткани, обладающей широкой прорезью для головы. На краях располагаются специальными кисточками. На каждой висит восемь нитей.

Талит катан приятно считать только верхней одеждой, но это заблуждение. Мужчины носят накидку и под рубашкой. Важно, чтобы соблюдалось единственное условие – кисточки должны находиться поверх брюк.

Костюм для женщин

Женские костюмы не могли похвастаться чем-то запредельным, но платья все равно не скрывали природную привлекательность еврейских девушек. Да, они не носили шикарную одежду, как европейки, однако, в национальных нарядах евреев всегда было что-то особенное. То, что делало их необыкновенными.

Женский традиционный наряд включал в себя юбку, блузку, платье и передник. Все одежда должна была выполнять практичную функцию: темные цвета (черный, серый, коричневый) прекрасно охраняли от бытовых загрязнений, что неизменно преследуют женщин, занимающихся хозяйством по дому. Также считалось, что передник бережет от проклятий и дурного глаза.

Девушки, придерживающиеся устаревших взглядов на религию, останавливали выбор на платьях с длинными рукавами, скрывающими руки до самых запястий. Такие женские костюмы украшались кружевами и вышивкой белого цвета, что символизировал чистоту и доброту. Платье отличалось высоким воротником, тоже дополненным кружевом. На талии было сосредоточено плотное кольцо кожаного пояса.

Детские варианты

Детский национальный костюм евреев имел мало отличий от взрослой версии. Девочки носили такие закрытые, лишенные яркости платьица, но они были не такие длинные, как у их матерей.

Мальчики не имели права носить накидку под названием «цитит» – это запрещали религиозные каноны. Достигнув тринадцатилетнего возраста, юноши могли отпраздновать бармицву, и только после этого цитит становился для них доступным. После празднования мальчик также мог гордо называть себя мужчиной.

Украшения и обувь

Еврейский национальный костюм не содержит в себе большого количества допустимых аксессуаров. Мужчины надевают пояса и галстуки, но в редких случаях. Галстуки вызывают среди евреев множество споров. Завязывая его, вы получаете узел в форме креста. Именно это отпугивает приверженцев ортодоксальной религии.

Женщины очень любили шляпки. Большим спросом пользовались красивые бусы, что надевали в два ряда.

Обувь в еврейском костюме являет собой высокие, довольно комфортные ботинки, надежно фиксирующиеся на ноге при помощи прочной шнуровки. В теплое время под них не надевали носки, а с наступлением холодов приходилось использовать вязаные шнурки.

Головные уборы

Ни один уважающий себя еврей не обойдется без головного убора. В некоторых случаях мужчины применяют несколько изделий. Чаще всего это ермолка, покрытая дашеком или каскетом.

Огромное значение имеет ермолка. Размер и крой этого традиционного головного убора таит в себе скрытый смысл. Выглядит ермолка как круглая шапочка, и многие люди, увидев ее, сразу думают о еврейской нации.

Если дословно перевести наименование, получится два слова – «йеэр» и «малка». Перевод прост – «боящийся владыки», то есть Бога. Религия играет большую роль в жизни евреев.

Оформление ермолок бывает разным. Пожалуй, это единственный яркий атрибут в национальном костюме евреев. Головные уборы шьют из шерсти и войлока, есть и вязаные модели. Но мужчины не могут приобрести ермолку по своему желанию, отдав предпочтение какому-либо фасону или цвету. Выбор должен основывать на том, какой вариант носят евреи из общины.

Черные шляпы тоже дают подсказки по части религиозной принадлежности. Размер и декоративные вставки показывают, к какой ветви иудаизма склоняется владелец головного убора.

Традиционный костюм в современном обществе

Еврейский наряд в современности не стал использоваться реже. До сих пор модели национального костюма украшают улочки разных городов. Глубоко верующие люди не отказались и от накидок с ермолками. Изделия немного упростились, но на разнообразных торжественных мероприятиях евреи появляются в изначальной версии традиционного одеяния.

Национальный костюм необходим для танцев, ведь часто проводятся тематические фестивали! Девушки предпочитаю выступать перед зрителями в современной вариации еврейского наряда, так как в нем намного удобнее совершать активные передвижения.

Отзывы

Покупатели еврейских костюмов остаются довольны приобретением. Они уверяют, что наряд способен подарить необычайные ощущения. Владелец национальной одежды сможет погрузиться в историю, насладиться этим странным, но приятным чувством.

Выглядит костюм привлекательно и оригинально.

90 000 Еврейская культура: ТРАДИЦИОННАЯ ЕВРЕЙСКАЯ ОДЕЖДА 9000 1

В жизни каждого еврея важную роль играет его одежда. Есть много разновидностей иудаизма, отсюда и различия в одежде.

Наиболее ортодоксальных евреев легко узнать по одежде. Мужчины носят черные шапки, которые в субботу заменяют великолепными меховыми шапками. Они носят белые рубашки без галстука и черные халаты (пальто, которые носили в основном евреи из Восточной Европы), носят бороды и короткие волосы с пейсами.Женщины всегда одеваются скромно и обычно в черном. Замужние женщины носят платки или головные уборы. Некоторые носят парики, которые считаются головными уборами.

Раввины чаще всего надевают черный костюм, белую рубашку и тюбетейку. Во время молитвы их одежда дополняется талитом и тфилином .

Евреи из ультраортодоксальной хасидской группы носят тяжелую черную одежду, меховые шапки и подвязку, оборачивающую живот и отделяющую священные части тела от обычных.Женщины носят парики и скромные платья, платья с длинными рукавами, застегнутые высоко на шее. Ношение париков замужними женщинами считалось религиозным долгом с 15 века. Раньше им приходилось брить головы, чтобы носить парики, теперь им не нужно брить головы, они просто прячут волосы под париком.

Во время молитвы евреи идут в синагогу. По пути к ней они надели талит , тюбетейку и тфилин .

Тюбетейка

Сказки

Тфилин

Благодаря тюбетейке легко определить, к какой религиозной или политической группе принадлежит человек.Ортодоксальные евреи носят черные бархатные тюбетейки под черными шляпами. Во время субботы хасиды носят меховые шапки (штреймель). Огромная связанная крючком тюбетейка, часто белого цвета, указывает на хасидов или православную группу — она также может указывать на ультраправых поселенцев в Израиле. Ортодоксальные евреи, умеренно занимающиеся политикой, обычно носят гладкие вязаные тюбетейки спокойных цветов (обычно оттенков коричневого). Члены движения Мизрахи носят маленькие вязаные тюбетейки, возможно, с единственной целью отличить их от арабов.Праворелигиозных евреев партии Мафдал можно узнать по очень ярким тюбетейкам с разноцветными узорами по краям. Такие тюбетейки часто носят еврейские поселенцы. Разнообразие детских чехлов очень велико.

Ритуальные костюмы – непременный элемент любого праздника. В субботу после бар-мицвы мальчики надевают тфилин и талит, которые символизируют приобщение к миру взрослых.

Традиционные костюмы также подходят для таких церемоний, как свадьбы или похороны.

Жених и невеста должны быть в новой одежде в день свадьбы.И женщины, и мужчины белые, невеста должна закрывать лицо фатой. Церемония бракосочетания проходит под балдахином, называемым чупом, украшенной тканью, натянутой на четыре столба. Украшения представляют собой изображения звезд, что намекает на многочисленное потомство.

На покойника надевают белый полотняный капюшон, белую полотняную одежду, брюки, рубашку и халат. Рукава рубашки и штанины зашиты, все завязано льняным шнуром. Последний узел завязывается в виде трехконечной буквы Шин.В знак траура родственники усопшего рвут на себе одежду, это символический разрыв лацканов пальто. Нельзя мыть голову семь дней и нельзя покупать новые вещи во время траура. Траур длится год.

Блюдо, которое я приготовила:

Фаршированные печенья в форме треугольника символизируют головной убор Амана, советника царя Персии и врага еврейского народа.

О них сообщают во время праздника Пурим.

Пурим — праздник Эстер, отмечаемый на 14-й день Адара в честь жены царя Персии, которая умилостивила правителя и спасла свой народ от уничтожения.Пурим – веселый праздник, сочетающийся с застольями, маскарадами и традиционными инсценировками событий, которым он посвящен. Влюбленные дарят друг другу подарки, участвуют в семейных посиделках, делятся треугольными печеньями с начинкой из мака, меда или варенья.

Croissants

1,5 грамма дрожжей

4 столовые ложки горячей воды

¾ Стакан молока

½ кубиков масла

4 столовые ложки сахара

1-юла из соли

3 Beaten Agns

-50002

1-юла из соли

3 Beaten Agnsoons

-50002 1 Teaspoon

3 Beaten Agnsoons

-50002 10002 1. Пута

3 Beaten Agnsoons

1 стакан муки

джем

Традиционные круассаны

Рецепт взят из книги Катажины Поспешинской под названием"Кимес или еврейская кухня"

Ссылки:

Реализация:

К.М. 26

.

Национальный костюм евреев (57 фото) женский традиционный еврейский танцевальный костюм

содержание

  1. исторические факты
  2. На пути к идеалу
  3. Особенности цвета
  4. Материал и стиль
  5. мужской костюм
  6. Костюм женский
  7. Варианты для детей
  8. Ювелирные изделия и обувь
  9. головной убор
  10. Традиционная одежда в современном обществе
  11. отзывов

исторических фактов

История национального костюма евреев разнообразна, интересна и даже печальна.При формировании традиционной одежды еврейского народа приходилось учитывать, что жители большинства стран относятся к ним негативно. Поэтому одежде старались придать форму, позволяющую естественно выглядеть на любой местности, но в то же время не обезличивающую человека.

евреям удалось добиться такого эффекта. Традиционная еврейская одежда сочетает в себе два важных преимущества: она помогает подчеркнуть цвет, особенности людей, не вызывая смущения у представителей других национальностей.

Со временем, сравнительно недолго в мировой истории, евреи достигли совершенства в своей национальной одежде.Это считалось прекрасной возможностью сделать наряд привлекательным и удобным.

Сегодня традиционную еврейскую одежду сложно изменить, однако талантливые дизайнеры часто переодеваются, экспериментируя с красочным декором и фурнитурой.

На пути к идеалу

Еврейская национальная одежда должна была пройти по ступеням прогрессивности именно так, как ее воспринимают люди двадцать первого века.

  • Первая версия еврейского платья родилась благодаря культуре великого Вавилона.Сбросив оковы вавилонского плена, евреи в кафтанах. Стандартом считают две футболки – тканевую и шерстяную. Костюм дополнялся широким ремнем.
  • Правление царя Соломона положительно сказалось на национальной одежде евреев. Для создания платья стали использовать невесомые ткани, благодаря чему оно казалось воздушным. Широкое распространение приобрела вышивка золотыми и серебряными нитями. Особенно состоятельные семьи могут позволить себе даже декор из драгоценных камней. Прическа богатой девушки украшена жемчугом.
  • С наступлением 20 века евреи потеряли свой лоск. В стиле стала преобладать лаконичность и скромность. Акцент был сделан на деталях, определяющих принадлежность к той или иной общине или религии. Для того, чтобы соединиться с европейским обществом, евреи должны были использовать популярные во время ношения пальто и черные шляпы.

Особенности цветов

Национальная одежда евреев бывает разной яркости и насыщенности цвета. Одежда в какой-то степени ограничена, даже строга.В 20 веке, поселившись в маленьком городке Европы, евреи боялись привлекать к себе внимание, поэтому о ярких цветах пришлось забыть.

Кратко охарактеризуйте основной цвет еврейской одежды - нейтральность. в специальной раздаче используется черный цвет. В холодную погоду евреи носили одежду, украшенную коричневым или синим цветом. А в летние месяцы, чтобы спастись от жары, надевайте белый халат.

Материал и стиль

Еврейская культура всегда была ориентирована исключительно на городскую жизнь, поэтому для фермеров не существует образца для подражания.В отличие от представительниц других культур девушкам никогда не приходилось иметь дело с собственным материалом для производства одежды – все материалы приобретались на рынке.

Вырезан национальный костюм евреев и свободное пространство, однако, не полностью скрывает очертания фигуры, что является плюсом - как женщине скрыть от окружающих свое достоинство?

мужской костюм

Еврейские мужчины не стремятся быть в центре женского внимания за счет модной одежды.Они пошли другим путем. Мужской национальный костюм симпатичен евреям, их специфической элегантности, умело подчеркивающей мужественность и религиозность. Халат представляет собой халат и черный плащ.

Мыс имеет официальное название - Катан талит. Без этого элемента невозможно представить домашний мужской гардероб! Накидка представляет собой прямоугольник из белой ткани, имеет широкое отверстие для головы. У них есть специальные кисточки по краям. Висит в каждой из восьми нитей.

Tallit Katan Приятно считать только верхнюю одежду, но это заблуждение.Мужчины носят накидки и рубашки. Важно соблюдать только условие – кисть должна быть в верхней части брюк.

Костюм женский

Женские костюмы могут и не похвастаться чем-то запредельным, но платье еще не скрывает природную привлекательность еврейских девушек. Да, я не носил модной одежды как европейка, однако в национальных костюмах евреев всегда было что-то особенное. Что сделало их необычными.

Женский традиционный костюм состоял из юбки, блузки, платья и фартука.Вся одежда должна выполнять практическую функцию: темный цвет (черный, серый, коричневый) хорошо оберегает от бытовых загрязнений, неизменно преследующих женщин в хозяйстве по дому. Также было обнаружено, что фартук защищает от проклятий и сглаза.

Девушки с устаревшими взглядами на религию остановились на выборе платьев с длинными рукавами, зажав руки до запястий. Эти женские костюмы, украшенные кружевом и белой вышивкой, символизируют чистоту и доброту.Нарядите еще высокий воротник, также дополненный кружевом. На ремне кожаное кольцо плотно сосредоточено.

Варианты для детей

Детские национальные костюмы Евреи имели несколько отличий от взрослых вариантов. Девочки носили такие закрытые, платью не хватает яркости, но они были не такими длинными, как их мамы.

Мальчикам не разрешалось носить накидку под названием "цитит" - запрещенные религиозными канонами. По достижении тринадцатилетнего возраста молодые люди могли отмечать бар-мицву, и только после этого цитит становился для них доступным.После праздника мальчика они тоже могли с гордостью называть себя людьми.

Ювелирные изделия и обувь

Еврейский национальный костюм не содержит большого количества разрешенных аксессуаров. Мужчины носят ремни и галстуки, но в редких случаях. Связи между евреями вызывают много споров. Завязав их, можно получить крестообразный узел. Что пугает последователей православной религии.

Женщины очень любят головные уборы. Красивые жемчужины, расположенные в два ряда, пользуются большим спросом.

Туфли в еврейском платье – это высокие, очень удобные туфли, надежно фиксирующиеся на ноге с помощью прочной шнуровки. В более теплых под них носки не надевали, а с наступлением холодов приходилось использовать вязаный шнурок.

головной убор

Ни один уважающий себя еврей не может обойтись без шапки. В некоторых случаях определенные продукты употребляются мужчинами. Чаще всего это тюбетейка, обтянутая дашеком или чехлы.

Тюбетейка имеет большое значение.Размер и покрой традиционного головного убора имеют скрытый смысл. Похоже на тюбетейку, и многие ее видят, думают только о еврейском народе.

Если переводить название дословно, дайте два слова - "йеер" и "косой". Перевод прост - "человек, боящийся Господа", то есть Бога. Религия играет важную роль в еврейской жизни.

Изготовление тюбетейки отличается. Возможно, это просто яркий атрибут в национальном костюме евреев. Шапки сшиты из шерсти и фетра, они не вязаные модели.Но люди не могут получить тюбетейку по своему желанию, отдавая предпочтение либо фасону, либо цвету. Выбор должен основываться на том, какой вариант есть у евреев Общины.

Black Hat также дает подсказки относительно религиозной принадлежности. Размер и инкрустация показывают, какой ветви иудаизма принадлежит головной убор.

Традиционная одежда в современном обществе

Еврейское платье в наши дни редко носят. На сегодняшний день образцы национальных костюмов украшают улицы различных городов.Глубоко верующие люди не обходились без накидок с тюбетейкой. Изделия немного упрощены, но на различных церемониях евреи появляются в оригинальном варианте традиционной одежды.

Национальный костюм нужен для танцев, ведь здесь часто проходят тематические фестивали! Девушки предпочитают выступать перед публикой в ​​современной вариации еврейского костюма, потому что его гораздо легче активно транспортировать.

отзывов

Требует Еврейские костюмы покупкой доволен.Они гарантируют, что наряд способен подарить вам необыкновенное чувство. Обладательница национального костюма может окунуться в историю, насладиться этим странным, но приятным чувством.

Костюм выглядит привлекательно и оригинально.

.90 000 ультраортодоксальных евреев в Израиле - эпидемия как пробный камень проблем

Как и во многих странах, эпидемия COVID-19 в Израиле также выявила и усилила существующие разногласия и социальную напряженность. Ультраортодоксальное еврейское население (евр. харедим ) стало группой, ориентированной на резкую критику общественного мнения. Причиной стало игнорирование режима эпидемии некоторыми ультраортодоксальными группами и исключительно высокая заболеваемость среди членов этой общины - она ​​касалась даже 70% всех случаев, зарегистрированных в период февраль-май этого года. [1]

Некоторые нарушают правила ( де-факто составляют явное меньшинство) Хареди получили широкую огласку, поскольку были частью ожесточенного спора на протяжении десятилетий по поводу отношения государства к этой группе и ее места в израильском обществе. На протяжении многих лет этот вопрос неоднократно вызывал серьезные потрясения (в том числе и распад правительственных коалиций). Позиция харедим на первом этапе эпидемии дала новые аргументы их критикам, указывая на то, что они составляют де-факто страны в стране и, следовательно, порождают все более серьезную социально-политическую проблему.Не следует ожидать, что COVID-19 существенно изменит направление дебатов, их аргументы или баланс сил, но он сделает спор еще более сложным и поляризованным. Это затруднит Израилю решение проблем, связанных с быстрыми темпами роста населения, представители которого стремятся отделиться от остальных своих граждан, недоверчивы к государственным структурам и вносят ничтожный вклад в национальную экономику или оборону (там фактически освобождены от военной службы), и в то же время, благодаря своему сильному политическому представительству, они приобретают все большее влияние на общественную жизнь.

Характеристики ультраправославной общины

Израильское общество мозаично. Самое основное деление различает еврейское население (ок. 74%), арабское (21%) и остальное население (5%) [2] . Еврейское большинство, в свою очередь, делится на многочисленные подгруппы, различающиеся по этническому (происхождению), религиозному и политическому признаку. Это отражается не только в легко различимом культурном разнообразии Израиля, но и, например, в культурном разнообразии Израиля.в форме политической сцены, на которой есть ряд групп, относящихся к очень специфическому и постоянно определенному электорату (например, русскоязычное население).

Община ультраортодоксальных евреев насчитывает в общей сложности около 1,1 миллиона человек, составляет около 12% населения (в 1948 г., вероятно, около 1%) и является одной из самых отчетливых групп в израильском социальном ландшафте. Харедим живут в основном в густонаселенных районах Иерусалима, Бене-Бераке (за пределами Тель-Авива), Бет-Шемеш (за пределами Иерусалима) и во многих небольших городах.Для стороннего наблюдателя их обособленность от остального общества видна невооруженным глазом. Они отличаются историческими костюмами, живут тесными скоплениями, дистанцируются от светской среды и ведут коллективный образ жизни, регулируемый религиозным законом. Жизнь общины сосредоточена вокруг институтов, например, религиозной школы (иешивы) или синагоги.

Неприятие светского мира (включая светское образование) и создание анклавов или — шире — специфическая культурная интроверсия отличают харедим от других религиозных категорий израильтян, у которых благочестие не исключает функционирования в светском мире и Израильский патриотизм.Так называемой религиозные сионисты, сочетающие высокий уровень религиозной практики с радикальным национализмом (проявившимся, в том числе, в активном поселенческом движении на Западном берегу). Для харедим отделение от мира необходимо для защиты непрерывного изучения Торы от разрушительного влияния современности. В этом смысле, по их собственному мнению, они не только не уклоняются от своих обязательств перед остальным обществом, но и являются де-факто хранилищами истинного еврейства, которые они охраняют для остального еврейского мира [3] .

Отделенность ультраортодоксов от остального общества также очень очевидна со статистической точки зрения. Харедим имеют высокий уровень рождаемости. На одну женщину приходится в среднем по семь детей, в то время как в среднем на все еврейское население Израиля (тоже, кстати, арабов) приходится трое [4] . Как следствие, харедим представляют собой общину явно моложе остального общества: почти 60% моложе 19 лет и только 3% старше 65 лет (у остальных евреев 30% и 15% соответственно).Сохранение текущих демографических тенденций будет означать, что в течение 15 лет число членов сообщества удвоится и составит [5] человек. В то же время, несмотря на высокий процент людей трудоспособного возраста, только половина ультраортодоксальных мужчин (и три четверти женщин) работают (в любом измерении) [6] . Низкая профессиональная активность и отсутствие светского образования делают харедим группой, живущей скромно или бедно. С другой стороны, на культурные различия указывает, например, тот факт, что по сравнению с остальными гражданами-евреями ультраортодоксы в два раза меньше пользуются Интернетом (причем зачастую только на работе и с включенными фильтрами) или имеют водительское удостоверение и почти в три раза реже выезжать за границу [7] .Эти различия остаются очень заметными, несмотря на то, что за последнее десятилетие в каждой категории за последнее десятилетие произошло значительное увеличение харедимских категорий.

В то же время, несмотря на легко различимый внешний контур, отличающий ультраортодоксальную общину от остального израильского общества и могущий создать впечатление однородности, это чрезвычайно разнообразная община, лишенная централизованного руководства и перемежающаяся множеством разделительные линии. Они могут быть связаны с происхождением, культивируемой религиозной традицией, принадлежностью к определенной религиозной общине или следованием определенному духовному наставнику.Среди харедим также нет единодушия.Нет в фундаментальных идеологических вопросах, таких как отношение к светскому миру, современности или, наконец, к Государству Израиль. В этом последнем пункте диапазон установок колеблется от полного отрицания до полного утверждения с очень большим количеством промежуточных состояний [8]. Наиболее фундаментальные различия внутри ультраортодоксального сообщества, такие как различие между ашкеназскими и сефардскими обрядами иудаизма или (в ашкеназском сообществе) между хасидами и литовцами, общеизвестны в Израиле, но большинство (например,различия между отдельными течениями хасидизма) понятна только заинтересованным лицам.

В политической жизни харедим представлены двумя группами - Объединенный Тораистский Иудаизм (ашкенази) и ШАС (сефарды), которые благодаря дисциплинированному электорату регулярно получают от 10 до 15% мест в Кнессете. Они не стремятся получить власть самостоятельно или оказать существенное влияние на аспекты государственной политики, не связанные напрямую с сообществами, которые они представляют.Они ориентированы на защиту материальных и символических интересов своего электората, в т.ч. предоставление социальных льгот и защита юношей от призыва (ультраправославные женщины исключены априори ). Благодаря такому отношению ультраортодоксальные партии являются относительно предсказуемыми, а потому привлекательными партнерами по коалиции (особенно в условиях традиционно многопартийных правительственных коалиций). Следовательно, одна или обе эти группы внесли свой вклад в семь из восьми правительств Израиля за последние два десятилетия.На первом этапе эпидемии ультраортодоксальные политики Яков Лицман и Арье Дери были министрами здравоохранения и внутренних дел. После того, как 17 мая было назначено новое правительство, первый занял пост министра строительства, а второй сохранил свою прежнюю должность.

90 021 Течение эпидемии среди харедим 90 022

Первый случай заражения SARS-CoV-2 в Израиле был выявлен 21 февраля. Спустя несколько дней власти начали вводить ограничения на международное передвижение людей, а с первой половины марта вступили в силу далеко идущие ограничения на массовые собрания, торговлю, работу учебных заведений и возможность выхода из дома. сила.Эпидемический режим достиг наиболее тяжелых форм в начале апреля и сохранялся в таком виде до начала мая.

Несмотря на то, что во главе ключевых министерств по борьбе с COVID-19 стояли ультраортодоксальные политики — по идее, они имеют особо тесные связи со своими общинами — харедим отреагировали на ограничения с явным опозданием, а некоторые из них сознательно игнорировали их и продолжали обучение в ешивах, общие молитвы, участие в свадьбах, похоронах и т. д.Когда в середине марта государственные власти объявили о закрытии школ, самые влиятельные религиозные авторитеты в ультраортодоксальном мире выступили против закрытия ешив, утверждая, что продолжение изучения Торы обеспечивает духовную защиту общины. Лишь примерно через две недели позиция раввинов изменилась [9], и подавляющее большинство из 90 003 харедим 90 004 подчинились решениям суда. Случаи серьезных нарушений эпидемического режима и столкновений между ультраортодоксами и полицией также повторялись в апреле и мае, но носили точечный характер и касались меньшинств (хотя и освещались в СМИ).Например, 11-12 мая израильские СМИ распространили фотографии больших групп ультраортодоксов, собравшихся в общественных местах, чтобы зажечь костры в праздник Лаг ба-Омер. Это было встречено резкой критикой со стороны премьер-министра Биньямина Нетаньяху, который объявил о ужесточении санитарного режима в харедим округах, в том числе о насильственном разгоне [10] .

В результате пренебрежения и нарушений, описанных выше, ультраправославная община пострадала от эпидемии в степени, несоразмерной ее статистической доле в обществе и малому среднему возрасту.Из харедим на пришлось 70% всех случаев заражения (по состоянию на середину мая), а населенные ими населенные пункты стали основными вспышками коронавируса в стране. В начале апреля город Бене-Берак — девятый по величине в Израиле и второй по количеству заболевших — был изолирован в начале апреля, за ним последовал ряд ультраортодоксальных кварталов Иерусалима [11] . В то же время в других кластерах из харедим , таких как города Бет-Шемеш, Элад и Модиин-Иллит, было (каждый) больше случаев, чем в Тель-Авиве, хотя их общая численность составляет лишь около половины от столичных жителей. площадь [12] .

Причины, по которым харедим в Израиле (а также ультраортодоксальные общины в США и Великобритании) сильнее пострадали от COVID-19, чем остальное общество, многочисленны. Во-первых, быстрому распространению эпидемии способствовали многие условия, связанные с образом жизни общества: жилые комплексы являются одними из самых густонаселенных в Израиле, многодетность семей, малогабаритность квартир. Кроме того, жизнь этой группы основана на общинных религиозных обрядах, выполнение которых является условием ее нормального функционирования.Вялая реакция на рекомендации властей была также следствием далеко идущей изоляции от внешнего мира, включавшей в себя не использование не только светских источников информации, но даже устройств, потенциально способных обеспечить к ним доступ (таких как смартфон, компьютер или телевизор). В то же время отношение большинства харедим к государственным институтам характеризуется недоверием и боязнью попыток внешнего вмешательства в жизнь общества. Самый спорный и самый сложный для оценки вопрос – это личная ответственность духовных и политических авторитетов общины.Есть много признаков того, что наиболее важные из них, например, раввин Хаим Каневский из Бене Берак, изначально игнорировали масштаб угрозы, а их негативная позиция в отношении закрытия религиозных школ или приостановки коллективных молитв де-факто задержала реакцию общины примерно на два недель и способствовала распространению эпидемии в ее окрестностях. Также ультраортодоксальные министры правительства Нетаньяху, прежде всего глава министерства здравоохранения Лицмана, недооценили опасности и сосредоточились в первую очередь на защите общества от ограничений, слишком глубоко вмешивающихся в его образ жизни [13] .По сообщениям СМИ, сам министр Лицман систематически нарушал принципы социального дистанцирования (в том числе участвуя в групповых молитвах), а в начале апреля у него был положительно диагностирован коронавирус, что вынудило премьер-министра Нетаньяху и многих других ключевых фигур правительства уйти на карантин.

По мнению некоторых светских комментаторов в Израиле, масштабы неподготовленности общины к чрезвычайной ситуации должны были удивить только харедим и подорвать доверие к религиозному и политическому руководству.В долгосрочной перспективе это ускорило бы процессы индивидуализации и, как следствие, способствовало бы сближению ультраортодоксов с основным руслом израильской общественной жизни. Это будет подтверждено, в частности, статистика телекоммуникационных компаний, свидетельствующая о росте использования Интернета в населенных пунктах в результате эпидемии Харедим [14] . Этот тезис на современном этапе не поддается проверке, но он, по-видимому, недооценивает живучесть культурных паттернов, укоренившихся в ультраортодоксальном сообществе, а также создает впечатление, что оно отягощено большой дозой т.н.желаемое за действительное светских кругов.

Харедим как политический вопрос

Споры, вызванные отношением ультраортодоксальной общины к эпидемии, являются частью длительных дебатов об отношении государства к харедим и их месту в израильском обществе. Он имеет как самобытность, так и политический характер и набирает обороты почти перед каждыми парламентскими выборами в Израиле.Ряд светских групп — как левых, так и правых — выступают за более решительную государственную политику в отношении общества, включая обязательность военной службы и преподавание светских предметов в школе, а также принуждение к большей профессиональной деятельности (например, за счет сокращения финансирования религиозное образование). С точки зрения значительной части светского электората харедим , которые не только не вносят пропорционального вклада в безопасность и благосостояние государства, но и получают значительные дотации из бюджета, представляют собой неоправданное бремя для остального общества, особенно в условиях быстрого демографического роста сообщества.В то же время, несмотря на социальное и политическое давление, направленное на ограничение автономии ультраортодоксов, сила их политического представительства крайне затрудняет реализацию каких-либо существенных изменений в подходе государства. В результате вопросы, касающиеся 90 003 харедим 90 004 (и особенно их военной службы), регулярно смущали израильскую политическую сцену, а в 2012 и 2018 годах привели к распаду правительственных коалиций. Бессилие или отсутствие политической воли сменяющих друг друга правительств заставить харедим разделить ответственность за защиту и благополучие страны с остальным обществом, вызывает разочарование и растущую враждебность многих светских граждан.Эпидемия, во время которой израильтяне, находящиеся в изоляции, смогли увидеть по телевидению кадры из харедим, продолжающих учебу в ешивах или организующих свадьбы, усугубила ситуацию. Восприятие всей общины как однородного образования и неспособность выделить ее крайние течения, ответственные за наиболее вопиющие нарушения эпидемического режима, способствовали неблагоприятной и резкой реакции на ультраортодоксальных евреев. Поздний ответ харедим на коронавирус также вызвал страх в светском обществе, что они станут рассадой эпидемии за пределами своих кварталов.Ярким проявлением этого стала ситуация в начале апреля, когда власти города Рамат-Ган, граничащего с ультраортодоксальным Бене Бераком, начали самостоятельно строить заборы, разделяющие два города. Наглядным признаком масштаба возникшей напряженности стал голос президента Ревена Риулина, который 5 апреля осудил попытки заклеймить харедим и подчеркнул, что все сообщество не может нести ответственность за поведение нескольких человек.

90 021 Государство и религия в Израиле 90 022

Дискуссия о месте харедим в израильском обществе на самом деле является лишь одной из ветвей гораздо более широкой дискуссии об отношениях государства и религии (и государственной идентичности), которая восходит к периоду до основания Государства Израиль, и в более глубоком смысле - споры по поводу определения еврейской идентичности в диаспоре в девятнадцатом и двадцатом веках.Несмотря на многочисленные отсылки к библейской традиции, еврейское национальное движение исторически является светским движением, и именно так оно должно было создать государство в 1948 году. В то же время в 1947 году лидер этого движения, а затем многолетний премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, желая избежать ситуации, при которой какая-либо часть еврейской общины Палестины отказалась бы поддержать проект государственной независимости, заключил политический договор с религиозными партиями под названием «Решение статус-кво ».Предусматривалось, что в будущем государстве суббота будет днем ​​отдыха, общественные кухни будут кошерными, вопросы семейного положения будут регулироваться на основе религиозного права, сохранится автономия религиозного образования. Бен-Гурион также согласился освободить учеников религиозных школ (около 400 в год в то время) от военной службы. Хотя «резолюция статус-кво » так и не была оформлена, она стала основой, регулирующей отношения между государством и религией в Израиле, и ссылки на нее появляются (прямо или косвенно), в том числе.в во многих коалиционных соглашениях. Компромисс и необходимость поддерживать хрупкий баланс между различными слоями израильского общества имели далеко идущие последствия. Их эффект, среди прочего что в Израиле нет конституции и что многие особенно деликатные вопросы (такие, как определение субботы и, следовательно, допустимость общественного транспорта или торговли) никогда не решались на законодательном уровне и регулируются косвенно или в соответствии с актами более низкой инстанции. заказ .Это отсутствие однозначных поселений означает, что в Израиле регулярно ведутся жаркие дебаты по вопросам, не охваченным или не указанным в «резолюции о статус-кво », и выводы по которым ставятся под сомнение. Это включает воинская повинность Харедим , правила государственного признания обращения в иудаизм, введение гражданских браков и разводов, правила соблюдения субботы. Почти во всех из них (и в ряде производных) действующий на данном этапе правовой статус проверяется или оспаривается одной из сторон спора.Это часто вызывает серьезные социальные и/или политические потрясения, и во многих случаях конфликты разрешаются на разовой основе решениями Верховного суда. Споры о месте еврейской религии в жизни государства набирают обороты вместе с меняющимся лицом израильского общества и ослаблением (политическим и демографическим) доминирования его светской части с 1970-х гг. В настоящее время в этом обществе существуют четыре основные группы. Самыми многочисленными и исторически доминирующими являются светские евреи (ок.40%), а остальные составляют: религиозные евреи (в том числе ультраортодоксальные), традиционные евреи (хранящие лишь избранные элементы традиции) и нееврейское население (в основном арабы) - примерно по 20% [15] . В то время как светская часть общества остается самой многочисленной, она не имеет абсолютного большинства и разбросана по очень широкому политическому спектру, и прогнозы показывают, что ее «богатство» будет продолжать снижаться.

Президент Ривлин сослался на описанную выше демографическую ситуацию и ее политические последствия в своей символической речи в Университете Герцлии в 2015 году.в котором он говорил о «четырех коленах», составляющих общество современного Израиля. Затем он призвал отказаться от понимания его с точки зрения (светской) группы большинства и других меньшинств в пользу концепции, согласно которой четыре основные демографические группы будут делить ответственность за государство, сохраняя при этом право на отдельную идентичность и образ жизни.

Сводка

Течение эпидемии в Израиле до сих пор и непропорционально высокое число заболевших среди харедим не только подтвердили масштабы напряженности между ультраортодоксальной и светской частью общества, но и обострили их.Они предоставили ультраортодоксальным критикам аргументы, позволяющие заклеймить их как неорганизованное сообщество, стоящее над законом, и в таких условиях, как эпидемия, потенциально опасная для сограждан. Поскольку ситуация, вызванная коронавирусом, так легко стала частью (уже сложившегося) негативного стереотипа сообщества, следует ожидать, что это станет дополнительной постоянной нагрузкой на его имидж, даже если на следующих этапах харедимского эпидемии они не дают своим противникам поводов для критики.

Как следствие, проведение уже резко поляризованных и, в силу демографических причин, более насущных дебатов о поиске modus vivendi , который позволил бы харедим сохранить свою культурную автономию, но в то же время обязывает их нести соответствующую часть гражданского бремени станет еще труднее. На современном этапе не представляется возможным ответить на вопрос об отдаленных последствиях эпидемии в общине харедим и возможном усилении в ней индивидуалистических тенденций и, как следствие, сближении с мейнстримом израильского общества.Однако в краткосрочной перспективе эпидемия, безусловно, повысила температуру спора, укрепила стереотипы и затруднила поиск компромисса.


[3] См. Н. Леон, Светско-харедимские дебаты и подход ШАС [в:] Справочник Израиля: основные дебаты , т. 1, Берлин - Бостон, 2016 г.

[7] Интернетом пользуются 49% совершеннолетних ультраортодоксов, 44% имеют водительские права и 17% побывали за границей. Для остальных еврейских граждан Израиля эти цифры составляют 89%, 81% и 51% соответственно.После: и .

.90 000 еврейских женщин в оккупированном Кракове

Две еврейки перед магазином во время оккупации. FOT NAC / Wydawnictwo Prasowe Kraków-Warsaw

Судьба еврейского населения во время оккупации определялась политикой нацистской Германии - от первоначальных перемещений, ограничений на передвижение или принудительного труда до истребления. Поэтому первоочередной задачей еврейского мирного населения было просто выжить, а это было непросто. Особенно тяжело приходилось еврейским женщинам.Их истории во время оккупации значительно отличались, например, от историй мужчин-евреев во время оккупации.

Jolanta Drużyńska: Еврейская женщина по традиции должна быть скромной, молчаливой и трудолюбивой, терпеливой, послушной Богу и покорной своему мужу, не обращающей внимания на свои нужды и снисходительной. Короче говоря, она должна была быть хранительницей очага. Так было много лет в ортодоксальных еврейских семьях, не в тех семьях прогрессивных евреев или ассимилировавшихся с польской общиной, но оккупация перевернула представление о еврейке из ортодоксальных семей.

Зофья Радзиковска: Я просто хотела отметить, что то, что Вы сказали, касается в основном женщин из православных кругов, потому что, например, моя мать до войны уже работала и в молодости была участницей мятежа, т.е. социалистический еврейский рабочий союз, поэтому я не знал этой традиции еврейской женщины из ортодоксальной семьи.

Д.Д.: В довоенном Кракове было много традиционных еврейских семей.

Martyna Grądzka-Rejak: До войны и в оккупированном Кракове было много семей, которые культивировали эту религиозную традицию ортодоксальных евреев. С другой стороны, война привела к тому, что именно эта часть общества стала жертвой истребления в первую очередь. Труднее всего им было спрятаться, найти себе место после т.н. С арийской стороны, чтобы выжить, поэтому от этих людей у ​​нас меньше всего свидетельств их положения во время войны. Нет сомнения, что до войны в Казимеже существовало ортодоксальное и традиционное мировоззрение.Я, конечно, согласна с тем, что вы здесь сказали, что многие женщины были вынуждены уйти за пределы родного мира перед войной. В первую очередь это было последствием Первой мировой войны, потому что тогда мужчины покидали свои семьи и женщинам приходилось брать на себя мужские роли. Позже межвоенный период несколько успокоил эти настроения, восстановил это равновесие, а Вторая мировая война вновь перевернула судьбу общины.

Ж.Д.: Я как раз собирался сослаться на Первую мировую войну, потому что она многое меняет, это положение женщин в частности.Ведь женщина во Второй Польской Республике получает право голоса, как минимум, и это касается не только польских женщин, но и граждан Второй Польской Республики, которые были еврейками.

Mariusz Wołos: Первая война – это переоценка многих отношений в связи с тем, что мужчины уходят на фронт, часто не возвращаются с этого фронта или возвращаются инвалиды и кто-то должен их заменить в этом тылу, т.к. было сказано тогда. Женщины начинают работать, они заменяют мужчин в тех же профессиях и на таких же ролях, как раньше.Возвращаясь к избирательным правам, маршал Пилсудский и его окружение очень часто подчеркивали, что избирательные права, которые были предоставлены женщинам в Польше, а не только польским женщинам, являются результатом патриотических настроений женщин и, поверьте мне, я имею дело с периодом Первой мировой войны, в польском ирредентистском движении было много польских женщин еврейского происхождения, которые внесли огромный вклад в вопросы, о которых мы говорим. Действительно, положение женщины изменилось, это видно невооруженным глазом по одежде, манере поведения и доступу к образованию; это относится, конечно, и к еврейским женщинам.Здесь же следует сказать именно в отношении Кракова, где это явление было отчетливо заметно: это процесс видимого стремления к эмансипации и ассимиляции краковских евреев, особенно в первые годы межвоенного периода после Первой мировой войны. Потом немного уменьшается, в 1930-е менее отчетливо, но на примере Кракова видно. Например, см. книги по смене имени. Это процесс ассимиляции, который не навязывается. Эта польскость была привлекательна для некоторых польских евреев, особенно из Галиции в то время, и вся трагедия того времени презрения, о котором мы будем говорить, состоит в том, что для немцев, нацистов и нацистов не имело никакого значения, убивали ли они лица еврейской национальности, принадлежавшие к православным или находящиеся из числа ассимилированных или находящихся в процессе ассимиляции.Для них это была масса, которую нужно было ликвидировать.

Ю.Д.: Точно, стоит обратить внимание на Краков, как эта община ассимилировалась в Кракове, ведь посмотрите старые регистрационные книги и мы найдем здесь, что эти ассимилированные еврейские семьи вообще не жили в Казимеже. Мало того, большую часть своей жизни они провели не в Казимеже до оккупации, когда даже в этих краях было создано гетто. В конце концов, это рыночная площадь, ее окрестности, Аллея Тшех Вещув и улица Крупнича, где жила госпожа Зофия Радзиковская, были заселены этой общиной.

З.Р.: Моя семья жила по адресу Крупнича 22,

Ж.Д.: Знаменитый Дом литераторов позже.

З.Р.: Я знаю, что мой дед жил еще в Казимеже. Это показывает, что моя семья не была ассимилирована, но определенно эмансипирована. Такое направление изменения адреса было типичным для этого процесса.

Ю.Д.: Как именно люди уехали из Казимежа и как они стали нормально жить по всему Кракову.Занятие. Оккупация переворачивает все с ног на голову. И, как сказал профессор, не имело значения, происходил ли кто-то из ассимилированных или эмансипированных семей, или кто-то происходил из традиционных, ортодоксальных еврейских семей. Это не имело значения для оккупанта.

М. Г.-Р.: Это не имело значения для оккупанта, но имело значение для этих людей. Мы знаем об истреблении сегодня и смотрим на него ретроспективно, и те люди, которые жили с сентября 1939 года, не осознавали, к чему шли отдельные шаги немцев.На самом деле стало ясно только в середине 1942 года, когда из Кракова отправились первые массовые депортационные эшелоны в лагерь смерти в Белжеце, так что для этих людей, из каких кругов они происходили в начале войны, а потом и в выбранных стратегий выживания, потому что, как мы уже говорили, у ортодоксальных евреев было гораздо меньше шансов выжить в этой войне, и если кто-то ранее жил в польской среде, работал с ними, жил, иногда учился в школе, он мог просто считать или по крайней мере, была такая надежда, что он может рассчитывать на своих бывших друзей, соседей, что они помогут ему выжить в эти времена, найти убежище после так называемогос арийской стороны, когда выяснилось, к чему на самом деле стремилась немецкая политика.

Ж.Д.: Мы еще поговорим о том, как жить на арийской стороне, но сейчас поговорим о роли женщин, о том, как женщины выжили или пытались выжить в этом аду. Я недаром упомянул о статусе или определении места женщины в семье по еврейской традиции - хранительницы семейной жизни, т.е. лица, которое должно было заботиться о воспитании детей, вспомним, что в Православных семей было много, как и в традиционных католических польских семьях; Детей было восемь, девять, двенадцать, иногда больше или меньше, так что она, женщина, должна была следить за домом, заботиться о детях и муже, и это было ее первостепенной задачей.Она не работала вне дома, чтобы прокормить семью, так как г-жа Зофия сказала, что ее мать уже работает. В православных семьях именно муж зарабатывал деньги на содержание семьи, а когда пришла оккупация, ввели порядок и заставили работать евреев, т.е. женщин тоже, в отличие от поляков, которые обязаны были работать.

М. Г.-Р.: Конечно, принудительный труд был обязателен для всех евреев в возрасте от 14 до 60 лет, по крайней мере, таковы были установленные немцами пределы.С другой стороны, если была нужда и положение данной семьи было хуже, младших детей и стариков заставляли работать.

Д.Д.: И те женщины, которые никогда не работали вне дома. Вот тут и начинается проблема.

М. Г.-Р.: Да, конечно. Здесь это тоже не так, потому что межвоенный период вынудил многие семьи начать свою профессиональную деятельность. Это не обязательно должна была быть работа на фабрике, но это могла быть работа в какой-нибудь собственной мастерской, в собственном магазине, например, работа, которая помогала бы в содержании дома и семьи.Следует помнить, что в православных семьях мужчина создан несколько для других целей. Ему полагалось изучать журнал, оставаться в ешиве, если он был в состоянии это сделать, поэтому для женщины такая роль в связи с работой предназначалась, конечно, не в смысле работы в общественном месте, а именно работает, чтобы получить некоторые финансовые средства для семьи. Здесь, конечно, война ее углубляет и заставляет работать и женщин из ассимилированных, более богатых сред, где имущественное положение могло позволить им заниматься общественной деятельностью, но не ради прибыли.Период оккупации заставил их пойти на работу.

M.W.: Так что это, так сказать, принудительная эмансипация, которая, к сожалению, была этапом к истреблению, о котором упоминал здесь автор книги, и о котором не все знали с самого начала. Меня всегда удивляют вопросы, которые очень хорошо подчеркнуты, в т.ч. как даже на этой арийской стороне чувствовал себя человек, едущий в трамвае, имевший неарийские черты. Ведь это постоянное ЧП.Конечно, с 1942 года она увеличивается, но с самого начала это ЧП на каждом шагу, один взгляд того, кто ехал в этом трамвае и следил за людьми, потому что он был стукачом. Это невообразимые, экстремальные ситуации, которые должны были привести к переоценке практически всего с психологической точки зрения, а также повлияли на положение женщин, даже в этой ортодоксальной семье, до тех пор, пока эти семьи могли жить вместе в течение первых период оккупации.

Дж.Д.: Многое изменилось, когда открыли гетто, когда начались первые переселения, когда людей фактически выбрасывали из домов.

З.Р.: Нашу семью выгнали из квартиры еще до того, как был издан приказ всем евреям добровольно покинуть Краков, потому что немцы выбрали наш дом для собственного проживания и я не знаю, там было казино или налоговая чиновников нет, потому что есть разные версии, во всяком случае нас выселили из квартиры еще раньше.Мы тоже сначала бродили, а потом моя мама получила арийские документы, и мы поехали в деревню, недалеко, в Борек Фаленцкий, который тогда был деревней, но пригородом. И наша семья очень быстро разошлась. Мы функционировали в этой деревне как нормальные жители Кракова с такой легендой, что мой отец ушел на войну и не вернулся, и немцы нас выгнали, что было правдой. Так что мой отец прятался в другом месте, пока не было основано гетто, куда он позже решил отправиться.Мама решила, что в гетто мы не пойдем.

Ж.Д.: А почему ваш отец решил отправиться в гетто?

З.Р.: У моего отца был очень маленький шанс, потому что, как известно, в любой момент можно было доказать, что он еврей, все тогда были обрезаны, и к тому же он имел более еврейскую внешность... Я не знаю, может быть, не было у него мужества спрятаться в другом месте, рискнуть, потому что надо понимать, что еврей, обнаруженный вне гетто, мог быть немедленно убит, если бы его не отправили в лагерь.Не знаю, откуда у моей матери взялись мужество и интуиция не идти в гетто, но я тогда так не думал. Я знаю, что мы никогда не были в гетто, мама решила, что мы будем жить в деревне.

М. Г.-Р.: Вот, ссылаясь на то, что вы говорите, излагая свою историю, могу добавить из источников: многие люди, предпринявшие попытку перейти на арийскую сторону и функционировать там через какое-то время - это примерно как Вы говорили, профессор, имея проблемы с поиском места, еды или работы, которые позволили бы им функционировать, они решили вернуться в гетто, полагая, что они будут в большей безопасности среди своих.Позже их судьбы сложились иначе. Состояние здоровья некоторых людей, особенно молодых, которые после ликвидации гетто оказались в лагере Плашув, позволило им функционировать в лагере и пережить войну, но, к сожалению, остальные люди в Плашуве , работавшие там в этих ужасных, ужасных условиях, не дожили до конца оккупации.

Д.Д.: Госпожа Зофия говорила, что мужчинам выживать тяжелее, знаете ли, из-за обрезания можно было проверить, евреи они или нет. У многих еврейских женщин не было этой семитской внешности, поэтому они легко могли скрыть эту арийскую сторону, но часто этого было недостаточно, поэтому хотелось бы вернуться к женщине.Им нужно было найти в себе силы не только заработать для этой семьи в этой ситуации, но и защитить своих детей, и я думаю, что это было таким огромным испытанием, особенно тяжелым в то время. И особенно тяжело было еврейским женщинам, когда было создано гетто. Как прокормить дюжину или около того детей?

М. Г.-Р.: Вопрос сложный и ответ на него трудно найти в источниках. На ум приходит история Ирены Маркевич. Это женщина, которая решила не жить с мужем в краковском гетто.Они пришли к выводу, что им будет легче скрыться за пределами гетто, и ушли в места под Краковом, где их скитания во время оккупации были долгими и тяжелыми - из Скалы по разным местам. В какой-то момент происходит ситуация, когда мужа Ирины арестовывают и отправляют на работу, а она остается одна с ребенком. Он начинает вести дневник, и из этого дневника мы знаем, какую тяжелую психологическую ситуацию переживает эта женщина. С одной стороны, она не хочет беспокоить мужа, информировать его об условиях, в которых они функционируют, о том, как трудно найти работу, скрывать себя, свою личность и личность ребенка.Это был мальчик, так что, как сказала Зофия, разоблачить их было очень легко. Для нее то, из чего она черпала силы, что позволяло ей функционировать каждый день, было, как это ни парадоксально, ведением этого дневника, излиянием на бумагу этих непростых мыслей, часто слезами в письменной форме. У нее даже не было друга, на которого можно пожаловаться, ей некому было рассказать о своем тяжелом положении, потому что потенциально она могла видеть угрозу в каждом человеке, и когда в этой деревне под Краковом стало по-настоящему тяжело - ее шантажировали там - она ​​переехала в Краков.Здесь он тоже пишет в своем дневнике, что информация распространялась со скоростью света, из которого она возникла. Кто-то в каком-то месте, где она узнала об этом, информация продолжала распространяться, и она просто постоянно меняла адреса. К счастью, этой женщине удалось дожить до конца войны с ребенком, а вот ее муж, к сожалению, не выжил. И она заканчивает свой дневник таким печальным выводом, говоря, что с одной стороны она рада, что выжила, родила ребенка и что удалось спасти, но смысл ее жизни также функционировал для мужа.Поскольку у нее не было этого мужа, она знает, что потеряла какой-то смысл в своей жизни, и так заканчивается этот дневник в 1945 году. Мне сложно сказать, как сложилась ее судьба, но в тот момент история была действительно печальной.

M.W.: Сюда тоже добавлю одну историю из Кракова. Пожалуйста, помните, что Краков в то время был городом почти в четыре раза меньше, чем сегодня. Сегодня пройти по улице не так сложно, можно встретить знакомое лицо, а тогда вероятность была в четыре раза выше.Таким образом, возможности разоблачить, разоблачить, освободить было намного, намного больше. Не всегда удавалось спрятаться на долгие годы, это удавалось лишь единицам. Однако я вспоминаю еще одну историю из этой книги, которая меня шокировала. Молодая пара, мужчина бежал из тюрьмы в Монтелупиче, уехал в Бохню, встретил там свою жену, но через несколько месяцев был снова арестован, и произошло это в 1943 году, может быть, в ноябре, и судьба его была решена, и он сдал жену.Он выдал его потому, что они, вероятно, заранее договорились, что если один из них попадет в руки смерти, то другой тоже решит умереть, а эта женщина, уже в тюрьме, вела себя определенно нормально. Пела песни, радовалась, зная, что вот-вот умрет. Также в эти страшные времена люди, борясь за свою жизнь, умели вести себя так, не знаю, правильно ли это будет сказать, иррационально, но с их точки зрения это было очень рационально, потому что что можно было сделать. Жизнь была самой главной ценностью.Если бы эта жизнь была в опасности, ты, по сути, терял все, смысл жизни. Это необычные дилеммы, и я очень рад, что в этой книге, помимо такого фактического повествования, есть масса примеров, касающихся еще и стратегий выживания. Интересно в этой работе с позиции женщины которая и с одной и с другой стороны, т.е. и на арийской стороне и на еврейской стороне, хотя эти ниточки на арийской стороне - вот уговорила Мартину и делаю еще раз - есть меньше. Это новая область исследований, которая еще впереди.Он не раскрыт полностью. Мы знаем многое, но не все.

Д.Д.: Миссис Зофия, какова была стратегия выживания вашей матери? Потому что вы были на этой арийской стороне, в сегодняшней части Кракова, в Бореке Фаленцком.

Z.R.: Да, моя мама до войны работала в такой компании по производству стоматологических товаров, поэтому у нее было много друзей в любой среде, а во время войны ее кто-то нанял, и моя мама ездила из Борека в Краков почти каждый день. Понятия не имею, через что она прошла на этом пути, хотя у нее была красивая внешность, хорошие документы на настоящее имя нашей довоенной домработницы.Нам, конечно, тоже пришлось убегать от шантажиста от этого Борека и мы тоже менялись деревнями, но, насколько я знаю, по дороге к ней никто не приставал. У меня есть кое-какие знания, приобретенные позже, но насколько я помню, моя мама ездила на работу в Краков, и у нее были сбережения до войны, конечно, но все они были потеряны шантажистом, мы купили сами, прежде чем сбежать от Борека. До конца войны мама уехала куда-то работать. И вот как я это помню, я целый день была одна, мама на работе.

Дж.Д.: После войны вы не спрашивали?

З.Р.: Я ни о чем не спрашивала, и мама мне не говорила. Я только знал, что немцы забрали моего папу и что, может быть, он вернется, и тогда было очевидно, что он не вернется, потому что он был в Плашуве, а потом в Освенциме. Мама разговаривала с подругами, когда они приходили, всегда вполголоса, не при детях, к тому же я всегда жила напролом и не спрашивала. Я вспомнил, что сам пережил и как это было, но у меня огромные пробелы в памяти. Я помню такие моменты, переживания, но я начал вспоминать все это спустя десять лет, когда после смены режима нас стали спрашивать, как мы это пережили, и я начал это вспоминать.Я не спрашивал после войны, я знал, что это было ужасно, что немцы хотели нас убить и что нас освободила Красная Армия, потому что так было сказано. Позже я два года ходил в еврейскую школу, и это совсем другая история.

Ж.Д.: Скажите, пожалуйста, когда началась война, вы были совсем маленьким ребенком (4 года), поэтому трудно вспомнить какие-либо моменты в вашей жизни, когда вы были таким маленьким. Когда война закончилась, тебе было 10 лет, и ты точно можешь вспомнить здесь больше.

З.Р.: Я помню те начала, я помню, когда кто-то пришел и поговорил с моим отцом, а потом оказалось, что мы должны выйти из квартиры, нам дали минуту. Помню, приходили люди и выносили все из дома, потом мы бродили по разным углам, потом уже были в деревне, и я даже крестилась, у меня было свидетельство о рождении, я даже в школу ходила. И я жил как арийские дети.

Д.Д.: А как насчет еды? Ты помнишь

З.Р.: Было. Мы жили в деревне, я не помню, чтобы был голоден. Я не помню, чтобы готовили, ни источника, ни плиты, ничего, но мы не голодали. Я много болел, но не помню, чтобы голодал. В этой деревне всегда что-то было.

Ж.Д.: Можно было бы найти что-то раньше, чем в городе.

З.Р.: Думаю да. Я прекрасно помню, когда закончилась война, потому что мы жили в Ленге в конце войны, кстати, я живу рядом, и рядом был аэропорт в Чижинах, и его разбомбили, когда вошли русские, я ужасно боялся из-за того, что эти бомбы были так близко.Вот и все. Я практически не видел немцев во время войны. Я видел полицейского-шантажиста, который пришел к нам. Немцы к нам в деревню не приходили, по крайней мере я не помню.

Ю.Д.: Думаю, надо вернуться в гетто, рассказать, как справлялись или не справлялись женщины в гетто, потом как справлялись или не справлялись в Плашуве, те, что выжили, остались. Сначала депортации, переезд в гетто, затем сужение территории гетто и, наконец, выживших в Плашуве.

М. Г.-Р.: Кратко, в хронологическом порядке, потому что Краков был таким уникальным городом по сравнению с другими городами оккупированной Польши, потому что он был выбран немцами в качестве так называемого столица Генерал-губернаторства, поэтому этот город должен был стать, как его называли немцы, свободным от еврейской общины, свободным от евреев. А для этого нужно помнить, что вначале в городе проживало около 70 тысяч человек. евреев, поэтому в 1940 году власти приказали т.н. выселение из города.Это были просто депортации евреев в другие места под Краковом, а также в места в других районах: в Люблинском, Радомском или даже Варшавском районах, а из Кракова такие перевозки начались осенью 1940 года; последние были освобождены при создании гетто весной 1941 года. Также, наконец, в марте 1941 года в краковское гетто отправляется действительно небольшая группа бывших жителей Кракова, т. е. около 11 000 человек. человек, вот как это оценивается на март 41 года, но район, выбранный немцами для гетто, был не районом Казимеж, местом, где веками жили евреи, а районом Подгуже , запущенная часть Кракова, плохо модернизированная, с канализацией, такая запущенная часть, в которую переселили поляков и 11000Евреи, более или менее 20 гектаров, так что вы можете себе представить, как там было тесно, как трудно там было функционировать.

Д.Д.: Я думаю, что мы до сих пор прекрасно помним, как выглядело Подгуже, площадь вокруг площади Героев Гетты, даже лет десять назад, или сразу после смены режима, или в 1980-е годы, мы точно знаем, что это за часть город выглядел так.

М.Г.-Р.: Какова была роль женщины, когда она переезжала из бывших квартир, из разных частей города, из Казимежа, или как мы говорим об этих ассимилированных семьях - из окрестностей Аллеи Тшех Вещов из других мест , в роли еврейки была попытка воссоздать атмосферу дома в разных условиях.Речь идет о таких ситуациях, когда две-три семьи должны были соединиться в одной квартире. Подсчитано, что в то время на одно окно в гетто приходилось по 4 человека. Так оценивают люди, помнящие те времена, например, Мечислав Пемпер. Для женщины главной задачей было воссоздать атмосферу дома, сделать это место, хотя это было сложно сделать, сделать его красивым, забрать с собой оставленные там сувениры, которые не выбросили, какие-то остатки мебели и сделать дом для этого дома, после всех тягот работы, в который хочется возвращаться каждый день.

Ж.Д.: Это может показаться невероятным, но иногда это удавалось или удавалось, я бы сказал, крайне часто, в этих условиях.

М. Г.-Р.: Очевидно, это зависело от материального положения данной семьи. По крайней мере, в начале функционирования краковского гетто более богатые семьи могли себе позволить, например, нанять няню или какую-нибудь прислугу, были семьи, которые, воспользовавшись этими финансовыми возможностями, организовали себе немного лучшее помещение, или были такие семьи, которые были в некотором смысле привилегированными, напр.Я говорю о семьях членов еврейской службы порядка или еврейской полиции, которые автоматически получали несколько лучшие условия для функционирования, а здесь, благодаря этому, и женщинам было легче создавать эту атмосферу дома. Интересно, что рептилоидная пресса, которая вышла, я имею в виду Газету Жидовскую, которая часто писала обращения к еврейским женщинам, что это их время, это момент, когда они должны показать, что они должны быть такими весталками домашнего очага и создать атмосферу именно для того, чтобы осветить эти темные времена презрения.Таких обращений очень много, они напечатаны практически в трети номеров.

M.W.: Но это и не удивительно, ведь эта газета еще больше напугала это сообщество, живущее во времена травмы? Ну, ты не можешь этого сделать. Это был преднамеренный акт утешения, показывающий определенный путь выживания. Потому что здесь мы рисуем картину, которая является реальной картиной, но в то же время искусственной, потому что реальность, о которой мы говорим, — это реальность, взятая из нормальности и помещенная в ненормальность, и вот как это работает.Теперь у нас есть этот огонь, потому что мы успели его восстановить, семья еще цела, есть еще ради чего жить, но вдруг этот ребенок видит, что кого-то убивают на улице, что кто-то исчезает, увозится. Как это примирить? Это невероятно, и женщины с этим сталкивались. Я думаю, что большинство из них хорошо справлялись с этим до того момента, когда эта ситуация снова исчезла и появилась другая реальность, то есть КЛ Плашув.

Д.Д.: Точно, вы упомянули здесь «Еврейскую газету»; Я помню, как читал такие еврейские газеты.Что меня больше всего удивило в этой газете, так это не объявления, которые газета должна была публиковать о том, что евреи должны переселиться на другие улицы, и все эти немецкие объявления, а то, что меня больше всего удивило, это те объявления о такой нормальной жизни. Это и объявление о свадьбе, и это реклама, например, кредитов или того, что можно что-то обменять, или информация об открытии кафе, о встрече или о танцах — такие попытки показать какую-то нормальность в эта аномалия.Сказать по правде, имея в виду эти исторические события, то есть оккупацию, зная об ужасе оккупации, я должен признать, что именно «Жидовская газета» меня очень удивила, когда я посмотрел на эти цифры, потому что я не ожидал, что можно было вести нормальную жизнь в ненормальное время.

М. Г.-Р.: Но именно так гетто функционировало эти два года. Мы можем разделить это время на два основных периода: первый — это период создания гетто и периода, когда после первого связанного с ним потрясения люди начали приспосабливаться к новым условиям.Нужно было построить больницы, места, где можно было купить лекарства, создать магазины и кафе. Ведь с июня 1941 г. по июнь 1942 г. в гетто с успехом проводились различные художественные собрания, они были в первую очередь направлены на сбор средств, может быть это была не художественная деятельность сама по себе, а речь шла о сборе денег для больных, для сирот , нуждающиеся. И так гетто функционировало до июня 1942 года, когда эту общину снова «перепахали», потому что тогда на рубеже мая и июня начались большие депортационные эшелоны в лагерь смерти в Белжеце, после этих эшелонов ничего не изменилось, район гетто сокращается, некоторые люди исчезают - это нормально.6-7 тысяч человек, нам трудно точно определить, сколько человек было депортировано, потому что у нас нет списков депортированных, мы предполагаем, что это могло быть даже 8 тысяч. люди, депортированные в то время, и надежда, развиваемая семьями, женщинами, мужчинами, что мы сможем выжить в этом гетто до конца оккупации, что мы как-то добьемся успеха, что мы будем здесь тесниться, условия ужасны, но будем жить.

Ж.Д.: Здесь я хотел бы выделить одну вещь. Госпожа Зофья рассказала, что моя мама всю оккупацию ходила на работу, она не знала точно, где и как, но знала.Она имела хорошую внешность, должна была быть чрезвычайно сильным психически сильным человеком, чтобы выдержать то, о чем говорил и профессор, давление этих взглядов, так как женщина автоматически притягивала их, особенно мужчин, и это было связано не только с нахождением какого-то еврейского женщина скрывалась на арийской стороне, но это могли быть и нормальные мужские взгляды на красивую или интересную женщину, и ты должен был терпеть это давление, вспоминая, кто ты и что ты должен был скрывать. Я хотел бы здесь напомнить о том, о чем вы пишете в своей книге и о чем редко упоминаете, о страшной травме унижений, которые пережили женщины во время оккупации.Мужчины могут по-разному переживать некоторые вещи, а женщины, их интимность, женственность, сексуальность где-то скрыты, и в это время они переживали что-то невообразимое для нас.

М. Г.-Р.: Нельзя забывать, что речь идет о совершенно других временах, сколь отличных от наших времен, в которых, однако, по-иному трактуется похоть. В межвоенный период или период Великой Отечественной войны эта телесность воспринималась иначе, она была видимой, но скрытой.

З.Р.: Просто хотела добавить, что узнала позже, где работала моя мама. Ну, один из знакомых стоматологов устроил ее на работу в свою стоматологическую клинику, благодаря чему у нее была справка с места работы, талоны на питание и все.

М. Г.-Р.: Возвращаясь к этой теме, связанной с женственностью. В начале войны и функционирования гетто женщины заботились о себе, старались сохранить эту женственность, как-то ее подчеркнуть. Когда они в Плашуве, многое меняется, потому что невозможно подчеркнуть эту женственность.Трудно сказать, что женщина хорошо выглядела в полосатом мундире или какой-то грязной одежде, в которой она, должно быть, ходила там.

Ж.Д.: Я тоже думал о предыдущих ситуациях унижения женщин, потому что немцы старались унизить евреев на каждом шагу, мы знаем православных, как они к ним относились; отношение к женщинам. Я имею в виду, например, поиск спрятанных ценностей в разных частях тела.

M.W.: Есть описание такой трагической сцены, когда молодая женщина из Варшавы приезжает в Краков, встречает на улице свою подругу, которая оказывается доносчиком, освобождается, попадает в тюрьму и раздевается голый и сильно избитый 4 грабителями. Это невообразимые ситуации, и тогда они случались практически каждый день. Этой женщине в любом случае повезло, потому что она все это пережила, это был божественный поступок, что она добилась успеха. Таких сцен было много, но я также думаю, что тело, даже его осознание, равно как и обращение к Богу, было своего рода психологическим барьером на пути происходящего в эти страшные времена.На самом деле мы стоим перед призраком смерти, мы не знаем, произойдет ли это через мгновение, или через два дня, или через два часа, или через две недели. Мысли убегают куда-то дальше, потому что человеческую мысль труднее всего засунуть в эти клещи, и вот в книге очень хорошо показаны эти психологические элементы, в чем и состоит большая ценность этой книги.

М. Г.-Р.: На что еще хотелось бы сослаться - в то время, когда росло осознание того, на что направлены немецкие регламенты, осознание грядущей гибели, у меня такое впечатление, читая многочисленные отчеты, что оставлено, что существует определенного рода решения существующих моральных норм в силе.Я имею в виду различные неформальные отношения, в которые вступали люди, видя, что, возможно, эта жизнь продлится две-три недели, месяц, поэтому стали возникать какие-то внутренние инстинкты, что надо пользоваться этой жизнью, пока она есть, пока она длится, а не откладывай дела на потом, но это одна сторона. Другая сторона заключается в том, что в трагические для общества моменты, такие как неоднократно упоминавшиеся акции депортации, имели место нападения на женщин. Они были беззащитны, поэтому их можно было легче эксплуатировать, чем мужчин, и я имею в виду различные изнасилования, сексуальные надругательства и подобные ситуации, к сожалению, были и так называемыеС арийской стороны, когда бывали случаи, когда кто-то помогавший в какой-то момент становился палачом для такой женщины и это не единичные случаи, уже можно говорить с большим мужеством.

Ж.Д.: "Одной из самых громких движущих сил деятельности еврейской женщины является долг. Из чувства долга проистекает ее специфический макиавеллизм в жизни, который выражается в крайних колебаниях от благородного идеализма к приземленности эгоизм и даже крах». Это цитата из архива Рингельблюма, которую вы включили в свою книгу.Это цитата, которая в двух словах показывает весь спектр возможных вариантов поведения. Поведение, вызванное ненормальностью времени, в котором женщине довелось жить.

М.Г.-Р.: Да, одним из примеров крушения, упомянутых Рингильблюмом и которые также можно проследить на основании донесений об оккупированном Кракове, были все проявления сотрудничества еврейских женщин и немцев. Это была одна из стратегий выживания, предпринятая для того, чтобы спасти себя или кого-то из своей семьи, а Стефания Брандштаттер была самым известным краковским осведомителем.Я знаю о ней много и мало, на самом деле этот персонаж довольно загадочный, потому что фигурирует во многих отчетах, но это очень поверхностные документы, поэтому сегодня сложно судить, в чем заключалась ее деятельность. Мы знаем, что одним из ее занятий было отлавливание прячущихся еврейских женщин и детей, потому что, как член общины, она могла распознавать поведение этих людей.

Д.Д.: Или быть правильным способом заставить этих людей обманывать.

М.В.: Такие люди даже смотрели на детей в Плантах. Здесь мы имеем крайний случай, они не были частыми, и, возвращаясь к этим извращениям, я извиняюсь за использование слова извращение в этом контексте, но другой формой было участие в движении сопротивления. Разочарование в том смысле, что это еще и бегство к некой нормальности, что если жизни женщины все равно угрожает опасность, она как минимум потеряет ее в борьбе за достойную смерть, умрет, как умирает герой. Это своего рода вырождение, и здесь опять же примеры женщин, причастных к еврейской боевой организации, а также к деятельности польского подполья.Их было не так уж и мало. Но были и позиции некоторой пассивности перед лицом этого чудовища, которое казалось неизбежным. У нас есть целый спектр различных моделей поведения. Неудивительно, каждый из нас по-разному реагирует на такую ​​ситуацию, ее нельзя свести к одному знаменателю.

Ж.Д.: Да, потому что самой большой ценностью, которую можно было потерять, была жизнь. Все рвались к нему, чтобы выжить. Эта надежда, что все получится. Госпожа Софья, вы сказали, что давно не спрашивали у матери, хотя и знали о своем происхождении, через несколько десятков лет к вам стали возвращаться эти воспоминания, удалось ли вам вырвать это время оккупации из их?

З.Р.: Знаете, поначалу было очень тяжело, но чем больше меня просили рассказать об этом, тем больше вещей всплывало из той ночи забвения. Когда вы говорили об этом, это было так, некоторые окна открывались. У меня полностью стерты целые области, но, например, я забыл, что когда-либо был голоден, но не помню, что я ел. Запоминались разные моменты, самые решающие, например образ того шантажиста, полицейского, пришедшего ночью в темноте, на гражданском языке с текстом, что он знает, что мы евреи и что он должен вести нас в гестапо.К счастью, он был коррумпирован, т.е., вероятно, пришел с надеждой, что ему заплатят.

Ж.Д.: Это был твой самый сильный опыт?

З.Р.: Дважды я уже первый раз лежала в постели и он сказал: "Одевай ее, пойдем в гестапо". Я не знал, что это значит, но я знал нечто ужасное, я знал, что немцы хотели нас убить, хотя я не знаю, понимает ли ребенок, что значит убивать. Позже он вернулся, и моя мать вернула ему все, и мы сбежали.Я также слышал много рассказов своих друзей, которые тоже пережили войну, многие из них рассказывали, что их спасли матери. Еврейские женщины. И очень хорошо, что этой темой кто-то занимался отдельно, потому что это единственная в своем роде тема.

комп. Вероника Петржак / jd

.90 000 о Национальном дне памяти поляков, спасавших евреев во время немецкой оккупации, в передаче «Przystanek Historia» на Польском радио - Новости

О Национальном дне памяти поляков, спасавших евреев во время немецкой оккупации в передаче "Przystanek Historia" на Польском радио

Программа вышла в эфир в среду (18 марта 2020 г.) в программе I Польского радио по адресу 19.07

Германская агрессия в сентябре 1939 года.начался самый трагический период в истории Польши. На оккупированных территориях немцы устроили беспрецедентный террор, направленный в первую очередь против польского населения и многочисленного еврейского меньшинства. В 1941 году руководители Германского рейха приняли решение физически уничтожить всю еврейскую нацию, а затем приступили к его реализации. В результате террора немецких оккупантов к концу войны было убито в общей сложности 5,5 - 5,8 млн европейских евреев, половина из которых имела польское гражданство.

Несмотря на антиеврейскую пропаганду, которую распространяли оккупанты, немцы увидели, что многие евреи могут рассчитывать на поддержку поляков. Чтобы отбить у людей охоту ее давать, 15 октября 1941 года издали указ о смертной казни за любую помощь евреям, а затем распространили наказания на тех, кто знал о помощи, но не сообщил об этом немцам. . Подсчитано, что даже сотни тысяч поляков могли бы оказать немедленную или более длительную помощь. Как наука не установила точного числа поляков, спасавших евреев, так и мы не знаем всех данных о спасенных поляками евреях - их, вероятно, были десятки тысяч.Около тысячи поляков погибли от рук немцев за помощь евреям.

Д-р Томаш Доманьски из Института национальной памяти в Кельце рассказал о Национальном дне памяти поляков, спасающих евреев во время немецкой оккупации.

Также в эфире:

  • Память генерала Болеслава Роя в немецком лагере КЛ Заксенхаузен. О генерале рассказал д-р Адам Сивек, директор Управления памяти борьбы и мученичества IPN. Генерал Болеслав Роя был одним из самых выдающихся командиров легионеров во время Первой мировой войны, кавалером ордена Virtuti Militari.После завершения военной карьеры он заседал в Сейме Второй Польской Республики от Крестьянской партии. Убит в немецком концентрационном лагере Заксенхаузен в 1940 году.
  • Мы рекомендовали книгу Нади Соли-Саламахи, изданную Институтом национальной памяти Патриотическая мода в Польше. От Барской конфедерации до Варшавского восстания . Альбом показывает, как поляки выражали патриотические чувства через одежду и аксессуары. Основное предположение состояло в том, чтобы описать процесс преднамеренной стилизации внешнего вида таким образом, чтобы он источал чувства любви к Родине или неприязни к ее противникам.Этот процесс запечатлен в широком контексте и длительной временной последовательности, от зарождения национальной моды на рубеже XVI и XVII веков до конца Второй мировой войны. Показаны обстоятельства, при которых зародилась патриотическая мода, и те, которые привели к ее исчезновению. Также обсуждался процесс создания, забвения и возрождения определенных символов и патриотических лозунгов. Целью альбома было установить степень постоянства или вариативности способов выражения патриотических чувств через манеру одеваться.
  • "Было, будет" - превью статей на портале Przystanekhistoria.pl.

Передача "Przystanek Historia" вышла в среду (18.03) на 19 июля в эфире Польского радио Пр. I. (ссылка на трансляцию).

Предыдущая передача:

.90 000 "Либо поездка в Америку, либо 50 000. долларов». Еврейские дети на продажу

Писать о Холокосте — это способ скорбеть. Это еще и история о детях, которые не выжили, — рассказывает Анна Биконт, автор книги «Сена. В поисках еврейских детей после войны».

КАТАРЖИНА ЧАРНЕЦКАЯ: Какова ценность ребенка?
АННА БИКОНТ: Она может измеряться либо представлениями о богатстве тех, кто готов в детстве - назовем это в какой-то терминологии - покупать, либо жадностью продавца.

А для выставления счета достаточно?
Часто очень подробно.

В вашей книжке есть такое: "содержание, кормление, укрытие ребенка, весь уход за это время - 757 тысяч. экономический ущерб - 1 386 500 злотых. Итого 2 143 500 злотых».
Да, Антоний Глагола требует крупную сумму, утверждая, что его имущество украдено.

"B одежда и одежда, домашний скот и трупы " ...
Именно потому, что там Мириам Штраус.Он лжет, конечно.

Но он умел считать. Многие смогли это сделать?
Не всегда можно говорить об отношениях купли-продажи. Иногда, когда кто-то приходит за девочкой или мальчиком, люди разумно оценивают, сколько они на них потратили. Или организации, которые ищут детей, дают таким семьям какие-то деньги, а они, очень стесняясь, принимают их, потому что они просто бедны.

Читайте также: Память о Холокосте. «Убийство 938 евреев в час» 90 035

Никаких эмоциональных отношений?
Истории, в которых много хорошего, мало.Но есть, например, Аполония Хмелевская, которая заботилась о дочерях своей подруги: Басе и Данусе Бергер. Она любит их и относится к ним как к принцессам. Она говорит, что это самое большое счастье в ее жизни. Они тоже ее любят.

Но какая связь, например, между семьей Мишталь из Радома и Тамарой Штарк? Они думают только о том, что у нее есть, как говорится, поместье от родителей, которое они могут получить, если удочерят ее. Они держат ее в своей камере даже зимой и не пускают ее ночью, морят голодом.Чисто финансовая сделка.

А Лайция Хершман? Йоповичи берут ее из приюта, любят, как родного ребенка, а Мария много лет спустя пишет ей ласковые письма. Однако, когда выясняется, кто такая Лайция, одной ночи, проведенной г-ном Станиславом в поезде на Варшаву, достаточно, чтобы договориться с ней, и точная оценка готова. «Либо поездка в Америку с женой, либо 50 тысяч. долларов или дом Лайчиа в Вежбнике и 10 тыс. долларов». Я писатель научной фантастики, я фактолог, так что это невыразимо для меня.Я хотел бы прочитать историю о том, что могло произойти в этом путешествии, что Станислав от любви к ребенку стал относиться к нему как к предмету продажи.

Читайте также: Спор о преступлении в Бабьем Яру

На что, кроме того, есть спрос, а значит - по закону рынка - цена растет?
Из месяца в месяц. В этом росте цен есть что-то экстраординарное. Это не очень широкое явление: детей немного, они разбросаны по разным деревням Польши.Но известно, что теперь можно взять больше. Каким-то образом люди узнают об этом. И чувствуют: отправляют ищущего повторно, чтобы проверить, сколько раз он готов прийти, то есть насколько он заботится и насколько может быть увеличена цена.

Знают ли дети, в чем они участвуют?
Понятия не имею, что детей выгоняют, чтобы они не слушали эти ярмарки. Считается, что они не знают, что происходит. А они плачут и спрашивают, как семилетний Изио Миллер: «Разве я ягненок, которого продают на заклание?»

«Меня зовут Олек, мне не нужна Изя, пожалуйста», — говорит она, когда узнает, что ее настоящее имя Ицчак. « Зачем тётя сдала меня этим гадам, бандитам. (...) Эти еврейские струпья уже отрастили рога, немцы убили слишком мало из них и они очень самоуверенные», — пишет он своему бывшему опекуну Роме. Таких детей легко заразить ненавистью?
Для некоторых это действительно результат воспитания в очень острой антисемитской атмосфере.Часть о том, что они евреи, узнают только тогда, когда за ними кто-то приходит, и это становится для них ужасным потрясением. Я тоже думаю, что некоторые что-то помнят, ужасно этого боятся и поэтому ненавидят евреев даже больше, чем окружающие. Ведь даже в, как я это называю, хороших семьях все равно слышат то, что просто на языке. А этот кто-то говорит: "Еврей возьмет тебя ночью, пока ты бодрствуешь", а это вскользь говорит, что в тетрадке есть еврей (т.е. клякса). Дети очень внимательно относятся ко всему этому и знают, что нет ничего хуже, чем быть евреем.Они не хотят быть объектами презрения, поэтому ставят себя в положение презираемых.

Читайте также: Еврейские дети посреди оккупированной Варшавы

Чувствуют ли они благодарность?
Это очень сложная эмоция для всех, особенно для них. Они пережили кошмар, лишились родителей и любви и должны благодарить кого-то за то, что сохранили их. Их благодарность часто смешивается либо с гневом, либо с раскаянием. Алинка Унгерман уже в приюте узнает, что косовское государство, в котором она находилась, убило ее родителей.Он достигает ее, и все же она пытается убежать к ним. Потому что она помнит, что они были добры к ней.

Дети привязываются к своим воспитателям и во благо, и во вред, потому что чувствуют себя покинутыми родителями. Как они могли оставить меня - спрашивают они, хотя знают, что приняли решение спасти их. Они затаили на них большую обиду, чем на людей, которые о них заботились. Здесь возможны любые эмоциональные ситуации. Все непросто.

Однако дети, о которых вы пишете, разыскиваются.Только - что им тоже должно быть трудно - за них борются различные еврейские круги. И идейные, и почти буквальные, потому что их не только покупают, но и похищают.
ЦК польских евреев не работает по таким причинам. Он считает, что все в порядке, если дети останутся в Польше. Если есть необходимость, он позаботится о них, но если кто-то хочет о них позаботиться, он платит ему пособие и поддерживает его материально. Но для сионистов, утверждающих, что место каждого еврейского ребенка – это Эрец-Исраэль, будущая земля Израиля, и для религиозных кругов, помещающих каждого еврейского ребенка в религиозную еврейскую общину, это было совершенно неприемлемо.Во-первых, они думают, что их нация настолько истощена, что каждый человек на вес золота. Во-вторых, они предполагают, что еврейские родители вовсе не хотели, чтобы их дети воспитывались маленькими антисемитами. Чаще всего CKZP поступает при очень интенсивном поиске детей члена семьи - оставшихся в живых или проживающих за границей. Только перед лицом действий других организаций решает забрать их у воспитателей и поместить в детские дома. Другие, напротив, забирают своих детей из семей, которые их любят.

Читайте также: Так строились стены варшавского гетто

И все же это трудно понять.
Сначала я был в шоке от этого, но со временем понял, что лучшим местом для еврейских детей после войны был детский дом. С ними не справляются даже их родственники или родители. Они не видели их несколько лет, и вот перед ними стоит человек, который носит цепочку с Богородицей, все время молится и стыдится их, даже гнушается ими. Детские дома – неординарные учреждения, воспитатели отдают им все свое время и всю свою любовь.И они очень мягко готовят вас к вашей новой жизни. Не приказывают снимать медали, не запрещают молиться Иисусу, ходят с ними в церковь по воскресеньям. Они также пытаются воссоздать структуру семьи - старшие дети становятся братьями и сестрами для младших. Делается много вещей, которые заставляют детей медленно возвращаться в детство, из которого их вытащили.

Восстановлена ​​ли им субъективность и дана возможность принимать решения, например, в вопросах веры?
Да, хотя религия — дело чрезвычайно сложное.Многие дети не чувствуют себя обязанными ситуации притворяться христианами, а на самом деле становятся искренними верующими. Они выходят из состояния ужаса, шума и давки гетто, а когда входят в церковь, как говорится, испытывают прозрение. Потому что и красота места, и тишина, и концентрация, когда никто не смотрит на это, у них есть час для себя. Сначала нервничают, потому что не знают, что делать, но — как дети — быстро учатся. Для многих католическая религия стала настоящим убежищем.

Некоторые думают, что это навсегда. Как Рахела Дронжек, ставшая монахиней. Примирила ли она христианина и еврея?
Сестра Паула отдает себя Христу и Израилю одновременно. Он принимает свои первые религиозные обеты с намерением создать еврейское государство. Вечное тоже, хотя тогда это состояние существует уже четыре года.

Не в курсе?
Нет, потому что считается неуместным, чтобы монахини знали что-то о мире. Но справляется ли он со своей двойственностью? Я не думаю, что это возможно.Путь, который она выбирает, печальный и одинокий. В первом монастыре сестры настроены антисемитски и говорят, что еврейство надо стереть теркой. Он уезжает в Израиль, служит в бенедиктинском женском монастыре на Елеонской горе в Иерусалиме, но и здесь совершенно чужой. За тот еврейский мир, о котором она мечтала, — потому что она монахиня, в монастырь — потому что она еврейка. Мое сердце сжалось, когда я посмотрел на нее. Тощий, крошечный, в слишком большом монашеском одеянии...

Читайте также: Как рассказать об Освенциме

Он тоже на фото с семьей, в которой она оказалась.Странное зрелище в еврейском доме.
Имеет очень большую семью. Они приглашают ее в Штаты с мечтой, что она останется с ними.

Она путешествует с сопровождающим, выбранным начальником, которому ее родственники должны оплатить поездку и проживание.
Да. Родственникам совершенно непонятен ее монашеский статус, но они даже предлагают ей жить в монастыре, но недалеко от них. Не соглашаться. Но я думаю, у нее есть ощущение, что если она не придет к ним в доспехах, то она просто развалится.

Способны ли эти «выздоровевшие» десятилетия назад определить свою личность?
Однозначного ответа нет. Лайция - израильтянка. Она вышла замуж за сына известного деятеля, эквивалента нашего судьи Верховного суда, и стала религиозной еврейкой. Польский не помнит.

Другие помнишь?
Чаще всего вставляют какие-то польские слова, которые не употребляли с детства: вилы, стог сена... Тола Расбаум, эмигрировавшая с мужем-поляком в 1968 году.в Швецию, конечно, он прекрасно говорит по-польски. И работает он только в польской компании. И это на перекрестке. Она знает, что жила тем, чем жила как еврейка. Но ее друзья говорят ужасные антисемитские вещи, и она может рассказать им, кто она такая. Есть люди, которые остались в Польше и не помнят своего прошлого. Или помнят, ходят на собрания Детей Холокоста и там хорошо себя чувствуют, потому что могут рассказать свою травму, но даже мужу и детям не открывают, что они евреи.

Они не признаются.
Вот как говорят в Польше: "признайся, что ты еврей" - удивительное фразеологическое родство. Никто не признает, что они французы, они говорят, что они французы, верно? Еще говорят «постеврейский дом». И "расстрелять евреев". Потому что поляков расстреливали, а евреев расстреливали, как кроликов. Язык очень сильный. Он определяет эмоции, влияет на самооценку. Даже спустя много-много лет.

Читайте также: Судьба польских евреев - новое важное свидетельство

Не только он.Почему Лейб Майзелс, чьи записи сохранились и по чьим стопам вы шли по всей Польше, был выбран CKZP для поисковой миссии?
Долго не мог найти ответ. Особого контакта с детьми у него нет — они помнят его как того джентльмена, который их забрал, но с которым невозможно было поговорить. Он старше, чем, например, посланники сионистов, и он болен. Он не отличается особой смелостью. Я все поняла, когда получила его заявление на паспорт из Института национальной памяти и увидела фото: лицо польского чиновника, голубые глаза.Поэтому, хотя он и попросился на должность уполномоченного, его посылают за детьми: у него хорошая внешность. Спустя два года после войны это все еще имеет значение.

Лейб Майзелс - ваш проводник, за четыре года вам удалось найти некоторых из "его детей". Какую ценность вы приобрели благодаря им?
Писать о Холокосте — это способ скорбеть. Я говорю о детях, которых Майзелс нашел в 1947 году, но их судьба - каждый из них выжил чудом, случайно - это тоже история о еврейских детях, которые не выжили.

***

Лейб Майзелс должен был найти 52 ребенка. Ему не удалось найти след девятки. Около шести он не оставил ничего, что позволило бы их опознать. Анна Биконт узнала о 33 детях. 22 остались в Польше сразу после войны, 13 уехали в 1950-х и 1960-х. Десять христианских опекунов не хотели их возвращать. Девять стражей были награждены медалями Праведников народов мира. Примерно500 переживших Холокост.

Анна Биконт - журналист, корреспондент, писатель. Автор в том числе книги «Мы, з Едвабнего» (2004 г., второе изд. 2012 г.), «Сендлерова. В укрытии» (2017) и — вместе с Хеленой Лучиво — биография Яцека Куроня (2019).

.

Рикудей утра. Израильские народные танцы - Ленте

Гораздо важнее здесь радость быть вместе и то, что их могут танцевать обычные люди. Хотя они были созданы относительно недавно, их корни, по крайней мере, в духовном смысле, уходят в библейские времена. Стоит добавить, что «израильские танцы» и «еврейские танцы» — не тождественные понятия. На лозунге «Еврейские пляски» мы сразу видим пляшущих с воздетыми к небу глазами хасидов или беснующегося в корчме Молочника Тевью.Мы будем сильно разочарованы, когда будем ожидать таких взглядов от современных израильских танцев, генезис которых тесно связан с возрождением Государства Израиль. Поселенцы, пришедшие в Эрец-Исраэль, превратив песок и камни в плодородные поля, заложили основы будущего независимого и современного государства. Они создали не только новую страну, но и новый образ еврея, далекого от бедняков из Налевок и бородатых хасидов из Гурской Калварии. Новым евреям нужны были новые танцы.


Новое, но, конечно, с традициями.Однако задача была не из легких – в то время как в библейских источниках упоминается, например, танцующий царь Давид, неизвестно, как звучала древняя музыка и какие шаги производились во время старинных танцев. После разрушения Храма евреи, рассеявшиеся по диаспоре, должны были сохранять самое важное в своей национально-религиозной идентичности, и танцы уж точно не входили в число их приоритетов. Подобно одежде и кухне, на них также все больше влияли различные культуры, между которыми жили потомки Давида.

Начало

В 1920-е годы в палестинский мандат приехал талантливый художник Барух Агадати, кинорежиссер, художник и хореограф. Он решил создать новый, еврейский тип танца, отказавшись от штетльского и хасидского стилей. Он был основан на румынской хоре, хороводе. Эта форма, конечно, выбрана не случайно: она подчеркивала равенство и братство. Хора быстро покорила улицы Тель-Авива и огни кибуца.

Второй основой, помимо хоры, в хореографии рикудей ам является ближневосточная дебка. Его характерной особенностью являются маленькие шаги — евреям в Йемене не разрешалось танцевать на публике; вынуждены ограничиваться игрой дома, они привыкли к маленькому пространству. Именно им мы обязаны знаменитому «йеменскому шагу», который дал мне несколько седых волос во время занятий для начинающих. Стоит добавить, что йеменские танцы многими считаются «самыми израильскими» в силу факта их восточного происхождения.

Хора на открытии 16-й Маккавейской Олимпиады в Иерусалиме. Фото: Охайон Ави

Конечно, в израильских танцах мы также можем найти вдохновение из других частей света, привезенное евреями из разных широт. Среди выбранных ритмов наше ухо без труда распознает клезмерскую, греческую, балканскую, турецкую или арабскую музыку. Будет и хип-хоп, из которого выведены некоторые па, или элементы диско, приводящие к белой лихорадке более консервативных исследователей, забрасывающих израильские народные танцы в один мешок из т.н.турбо фолк.

В израильском танце нет недостатка в элементах диско. Фото Милнер Моше

Израильские танцы, в отличие от других народных танцев, не являются анонимными. Хотя во многих из них тесная связь между хореографом и его работой не была задокументирована или закреплена за создателем, в Израиле каждый танец ассоциируется с определенным музыкальным произведением, для которого хореограф создал уникальную последовательность шагов. Музыка может быть любой: народная игра на традиционных инструментах, современные поп-ритмы, зарубежные шлягеры или даже мелодии, заимствованные из других культур.И хотя израильские танцы в основном являются светскими танцами, мы также можем найти множество версий, основанных на библейских текстах или традиционных еврейских песнях или молитвах, часто исполняемых в современной аранжировке.

Как это делается?

Израильские танцы исполняются на нескольких уровнях сложности: от базовых танцев, которым могут научиться маленькие дети, до более сложных аранжировок. Каждая система, как кубики Lego, строится из последовательности шагов.Эти шаги имеют свои обычные названия, которые легко запомнить. Например, по паролю майим каждый танцор знает, что ему предстоит выполнить характерное переплетение ног в левую сторону. Так же, как восьми нот в октаве достаточно, чтобы сыграть мелодию, знание нескольких основных шагов даст вам возможность насладиться танцем.

Израильтяне любят спонтанно начинать танцевать на любой площади

Помимо игры в кругу, вы также можете стоять в линии и парами. Линейные танцы чем-то напоминают американские народные танцы, в которых все участники смотрят в одном направлении.Танцы в парах, напротив, напоминают процессию, известную нам по полонезу. Существуют также смешанные танцы, сочетающие элементы хороводов и парных танцев со сменой партнеров. Кто-то может спросить: насколько весело, когда все танцуют одинаковые па? Ну... паги могут быть одинаковыми, но каждый танцует их по-своему. Одни предпочитают танцевать умеренно, другие энергично; одни плавно и балетно, другие быстрыми, резкими движениями. Одни безошибочно, другие - спотыкаясь о собственные ноги. Здесь никто никого не судит, каждый танцует для себя.И в этом, наверное, и заключается магия танца.

Стоит подчеркнуть, что израильские танцы – это современные народные танцы. Они не пережитки прошлого, а живут и развиваются. Израильские дети и подростки должны изучать базовые танцы в школе; вне его есть десятки курсов, танцев и фестивалей, где вы можете узнать о новых и старых аранжировках. Помимо граждан небольшой ближневосточной страны, rikudei am любят люди всех рас, религий и профессий по всему миру, от Аргентины до Тайваня.Танцуют дети, мужчины средних лет и старушки. Мастер-классы и семинары по израильским танцам проводятся во многих частях мира, в том числе в Польше. Их охотно посещают израильские хореографы, поэтому научиться танцевальным новинкам можно прямо у их создателей. Многие из них выработали свой узнаваемый стиль и обрели группу преданных поклонников. Когда молодые танцоры начинают обсуждать, кто из хореографов лучше: Гади Биттон или Рафи Зив, только Орен Ашкенази может их примирить...

Rikudei am — развлечение для всех, независимо от возраста

Я полюбил Израиль навсегда благодаря танцам, за много лет до того, как мне удалось ступить на бульвар Тель-Авива и смешаться с толпой местных танцоров.Несмотря на несколько лет перерыва, ноги не забыли ступеньки.

Вы присоединитесь?

Базовый курс израильских танцев, который можно попробовать дома:

Основное фото: танцы в Хайфе, фото: Israeltourism, CC BY-SA 2.0
опубликовано: 4 года назад .

Смотрите также