Каталог
  

Брусчатка на красной площади из какого камня


Когда появилась брусчатка на Красной площади

Брусчатка - это прочная дорожная поверхность, тип мостовой, состоящая из практически идентичных брусков с одинаковыми размерами. По-другому называется брусчатый камень.

Изначально Красную площадь полностью проложили булыжником в 1804 году. А до этого ее покрытие было из дерева, а вокруг располагался рынок, сплошь состоящий из деревянных строений. На главной площади Москвы брусчатку застелили только в 1930 году. Для покрытия всей поверхности мостовой было истрачено не меньше пяти миллионов камней, твердость которых не уступает граниту. После этого ее несколько раз реставрировали для поддержания в хорошем состоянии и сохранении исторического вида. Способ ручной обработки брусков сохранил внешний естественный вид камня.

Параметры брусчатки далеки от стандартных размеров. Она намного шире и больше напоминает квадратную форму. Изготовление происходит путем колки, поэтому внешний вид больше напоминает природный камень.

Брусчатка состоит из габбро-диабазов добытых в Карелии вблизи Онежского озера. Габбро-диабаз является твердой горной породой черного цвета. Их до сих пор добывают на Ропручейском месторождении. После сильных дождей брусчатая мостовая превращается в черную зеркальную поверхность и это является удивительным перевоплощением.

Практичность использования при эксплуатации этой магматической породы была проверена, когда проходили военные парады, и тяжесть военной техники и оборудования была около шестидесяти тонн. При передвижении и после церемонии покрытие осталось в целости без видимых разрушений. 

Какие особенности выделяют у брусчатки

  • Этот камень достаточно долговечный и сохраняет свой исторический облик, несмотря на большие нагрузки и активное использование
  • Прочность и устойчивость к морозам и перепадам погоды. Брусчатка не портится от низкого температурного режима
  • Экологически безопасный материал, который при высоких температурах не источает токсичных веществ
  • Из брусчатки можно сделать любой декор тротуара и подкорректировать форму
  • Брусчатая поверхность представляет собой взаимозаменяемые части, которые при необходимости можно демонтировать
  • Деформация габбро-диабазовых брусков начинается не раньше 350 лет
  • Уровень выдерживаемой нагрузки каждого бруска около 30 тонн
  • Основанием под брусчатку сделали плиты из бетона для того, чтобы избежать продавливания брусков в нижний грунт

sk-granit.ru

История московских мостовых: от дерева до плитки

Всё лето Москву копали, к осени вместо асфальта на многих центральных улицах появилась плитка, и это очередное крупное событие в истории московских мостовых. Когда-то также появилась булыжная мостовая вместо дерева, потом брусчатка вместо булыжной, а потом и асфальт. Когда, где и как? Мы решили подробно разобраться и проследить историю появления разных типов мощения с момента основания Москвы.

Все виды мощения в Москве с самых ранних и до наших дней —>

Первые мостовые были деревянными и появились в 12 веке, вскоре после строительства первой крепости в Москве. Устроены они были, конечно же, внутри крепости, поскольку за её пределами ещё и города-то не было. За пределами Кремля первые улицы покрыли деревянной мостовой в 14 веке. Причём, наличие мостовой отражалось и в названиях: Большая Тверская мостовая улица, Большая Никитская мостовая улица.

Деревянная мостовая 16-17 веков, раскрытая в ходе реконструкции Тверской улицы в 2016 году. Фото отсюда

Брёвна укладывались поперёк улиц, сверху обшивались досками, настилаемыми по направлению движения транспорта. Либо верхние части брёвен стёсывались, образовывая плоскую поверхность. С жителей города Земским приказом собирались «мостовые деньги» – налог на усовершенствование улиц.

Деревянная мостовая 17 века, найденная в ходе раскопок в Историческом проезде, 1988 год.

Со временем деревянные мостовые загрязнялись, зарастали землёй и следующие устраивались уже поверх слоя грунта. Судя по данным археологических раскопок, подобные прослойки достигали 50 сантиметров.

План «Кремленград» 1602 года. Сложно себе представить, но ещё в 16-17 веках Красная площадь ещё было без покрытия. Деревянные настилы вели только с улиц – Никольской, Ильинки к Никольским и Спасским воротам Кремля, соответственно.

Фрагмент Сигизмундова плана 1618 года. Показана мощёная деревом Чертольская улица – нынешние Волхонка и Пречистенка.

Москва 17 века. Башни Белого города. Реконструкция реставратора Сухова. Примерно так могли выглядеть улицы, мощёные деревом.

Одна из кремлёвских улиц на реконструкции Апполинария Васнецова. Здесь художник изобразил тип деревянной мостовой с продольными досками, которыми сверху обшивались брёвна.

Фрагмент гравюры голландского мастера Питера Пикарта, 1707. На том берегу видна деревянная мостовая, ведущая из Москворецких ворот Китай-города на «живой» наплавной мост через реку Москву.

Первые эксперименты с камнем

Первая каменная мостовая Москвы появилась в Кремле, в 1643 году. Мастер Михаил Ермолин выложил камнем территорию Патриаршего двора, за что получил хорошие по тем временам деньги – 4 рубля.

Улицы мостить камнем начали только при Петре I. Начали с 1690-х годов, в 1700 году власти повелели «собирать мостовые деньги со всех московских дворов в Стрелецкий приказ». В 1705 году вышел указ собирать деньги со всех городов страны. Крестьяне были обязаны добывать и привозить в Москву дикий камень, и чтобы каждый был не меньше гусиного яйца.

В 1718 году было издано несколько указов, регламентирующих мощение улиц. Содержание мостовых возлагалось на московских домовладельцев: «Каждому жителю против своего двора посыпать песком и камнем, мостить гладко, как будет указано от мастеров, и чтобы стоки были вдоль улиц, к дворам ближе, а по концам улиц стоки делать к рекам и прудам, чтобы были твердо утверждены, дабы весною и в дожди не заносило».

В центральных районах предписывалось сплошное мощение улиц и переулков камнем: «в Кремле и Китае всякому перед своим домом мостить каменные мосты».

Тем не менее, ещё в середине 18 века большинство московских улиц было выложено деревом, многие из этих мостовых сохранились до пожара 1812 года.

Булыжная мостовая в Кривоколенном переулке на картине Карла Бодри, 1843 г.

Вплоть до введения муниципального управления в 1860-е годы следить за мостовыми и обновлять их должны были домовладельцы. Далеко не у всех хозяев были на это деньги, поэтому в 1823 году учредили капитал, из которого предоставлялись ссуды малоимущим домовладельцам. Можно представить себе, как обязанность содержания мостовых обывателями сказывалась на их качестве. Один обновил, а его сосед отложил это дело. Один сделал качественно, другой – тяп-ляп. Покрытие улиц становилось всё более неровным, дыры и ухабы стали обычным делом.

Ещё одна беда до середины 19 века – несовершенная технология укладки камня. В большинстве случаев булыжник мостили без подложки, прямо на землю. В результате приходилось менять покрытие несколько раз в год. Только в некоторых местах делали подушку: сначала клали брёвна и доски, сверху посыпали щебёнкой, мусором, углём и золой, потом добавляли прослойку земли, и только после этого сверху клали камень. Но и это далеко не всегда спасало.

Картина художника Петра Верещагина, 1879 г. На проезжей части булыжная мостовая, а тротуар вдоль края набережной сложен из каменных плит, скорее всего, из песчаника.

О качестве дорог в Москве середины 19 столетия пишет Г. Василич: «Чистоты на улицах не было вовсе, мостовые были отвратительны… Зимой снег и накапливавшийся навоз не свозились, и к весне Москва была вся в ухабах, которые когда начиналось таянье, превращалось в заторы, и наступал момент, когда благоразумный обыватель сидел дома, ибо проезда не было ни на колесах, ни на санях. … Отмечают также носившееся над Москвой зловоние, становившееся особенно нестерпимым в нижней части Тверской, около Охотного ряда, где долгое время резалась птица и скотина…».

Деньги из городского бюджета на мостовые начали выделять в 1860-е годы, окончательно на содержание города дороги перешли только в 1874 году. Но это касалось только проезжих частей улиц, тротуары по-прежнему должны были укладывать и чинить хозяева владений.

Мостовая из песчаника в Кремле на Соборной площади.

Тротуар из песчаника в Кремле, 1900-е годы.

1890-е годы. Подсосенский переулок. Проезжая часть из булыжника и тротуары из плит песчаника. Бордюра как такогого нет.

Пресненская застава, 1910-е годы. Площадь целиком замощена булыжником.

В 19 веке уже в конце октября Москву засыпало снегом, и телеги меняли на сани. До советского времени каждую зиму действовало предписание не счищать снег с момента его выпадения и до 22 марта. За зиму накапливалось до 50 см уплотнённого снега на проезжей части. Лишний снег счищали на обочины в сугробы. Во време оттепелей снег из этих сугробов разбрасывали по оголённой мостовой. Тротуары чистили, и они оказывались гораздо ниже проезжей части. Так что на санях можно было свалиться на тротуар, если подъехать слишком близко к краю дороги.

1900-е. Петровка зимой.

До середины 20 века большая часть московских улиц всё ещё сохраняла булыжное покрытие. В журнале «За рулём» в 1928 году была опубликована подробная статья о состоянии мостовые в то время:

«Действительно, к концу мая этого года площадь городских проездов Москвы, так или иначе замощенных, была равна 11½ миллионам кв. метров, из которых булыжных мостовых — 10.998.383 кв. метров или 95,7%. Если припомним известную истину, что метр представляет собою одну десятимиллионную долю четверти парижского меридиана, то можем легко сообразить, что если из московского булыжника замостить полосу в метр шириною, то по ней можно пройти более, чем по четверти земного шара. Это уже грандиозно и, кажется, это единственное достоинство московской булыжной мостовой.»

«Автобусное движение способствует появлению пучин на булыжной мостовой (Бутырский Камер-Коллежский вал).» (Журнал «За рулём», 1928 год).

1971 год. Булыжная мостовая в Большом Ватином переулке. Кадр из фильма «12 Стульев» Л. Гайдая.

К 2016 году единственное место в Москве, где сохраняется булыжная мостовая — Крутицкое подворье.

Крутицкая улица

Когда в Москве впервые появился асфальт?

В 1870-е годы стало понятно, что на одном булыжнике далеко не уедешь, он казался уже сильно устаревшим типом покрытия, особенно для главных улиц. Всё больше и больше популярности в крупных городах мира набирало невиданное ранее новшество – асфальт.

Первое асфальтовое покрытие в Москве появилось в 1873 году на Никольской улице. Однако руку к этому приложил не город, это была частная инициатива. Богатый и прогрессивный купец Александр Пороховщиков, построивший ресторан «Славянский базар», решил продемонстрировать диковинную новинку и закатал улицу вдоль своего владения в асфальт.

Асфальт на Никольской улице, 1910-е годы.

Город тоже руки не опускал. Смышлённых инженеров отправили перенимать опыт за границу, в Европу – лицезреть технологию укладки современных мостовых и в Баку – изучить добычу и производство асфальта. Помимо подробного отчёта инженер Петунников привёз в Москву заявление, что: «Москва раз навсегда должна отказаться от булыжника, признав его камнем негодным для мощения». Взамен он предложил асфальт и каменную брусчатку.

Городская дума выделила в 1876 году 50000 рублей на эксперименты с новыми видами покрытия. В том же году на Тверской улице появились 5 пробных участков разной мостовой.

Первый участок – прессованные асфальтовые кирпичи, второй – прессованные асфальтовые шестигранные шашки, третий – литой Сызранский асфальт, четвёртый – прессованный Сессельский асфальт и пятый – деревянная торцовая мостовая по системе Никольсона. Лучше всего себя зарекомендовал литой Сызранский асфальт и, что неожиданно – деревянная торцовая мостовая.

Асфальт на Тверской улице, 1876 год. В Малом Гнездниковском переулке ещё оставалась булыжная мостовая.

К 1896 году площадь асфальтовых мостовых в Москве достигает 5505 квадратных саженей (2,5 гектара). Но по большей части это небольшие участки вдоль частных владений, уложенных на средства богатых предпринимателей. Причем, некоторые домовладельцы укладывали вдоль своих домов асфальт, чтобы заглушить шум от железных колёс и лошадиных подков.

1900-е годы. Биржевая площадь. Проезжая часть Ильинки выложена булыжником, а слева пешеходный переход, закатанный в асфальт.

В начале 20 века асфальт получал всё большее распространение. В 1912-1914 годах 57% площади новых мостовых уложили из гранитной брусчатки, 18% — асфальтом и 22% — булыжником. К этому же времени Петровка от Театральной площади до Столешникова переулка уже была закатана в асфальт, как и сам Столешников переулок.

Проезжая часть и тротуар из асфальта. Петровка, 1915 год.

Бордюрный камень всё ещё оставался редкостью, края тротуаров выкладывали булыжником. Тротуары на центральных улицах были заасфальтированы, у некоторых владений ещё оставались из крупных плит песчаника.

Тверская. 1900-е годы. Проезжая часть из булыжника, асфальт на этом участке улицы пока что только на тротуарах.

1927 год. Укладка асфальта в начале Тверской.

Удивительно, но в 1928 году ещё можно было проехать по дереву:

«В незначительном количестве в Москве можно встретить деревянную мостовую. Деревянные торцы последнего времени очень плохи и не удовлетворяют пред’являемым техническим требованиям (крупнослойность, суковатость, загнивание); поэтому и срок службы торцовой мостовой сократился по сравнению с довоенным года на два.» (Журнал «За рулём»)

Сейчас сложно поверить, но в конце 1920-х и представить не могли асфальт всюду:

«Предлагали всю Москву залить асфальтом; конечно, это было бы опрятно и изящно. Но попробуйте по этому асфальту взобраться в гололедицу на один из семи пресловутых московских холмов и вы откажетесь от своего проекта. Да и строить асфальтовую одежду на крутом подъеме трудновато.»

Не прошло и полвека, как всю Москву, действительно, залили в асфальт.

Когда в Москве появилась брусчатка?

Брусчатка появляется в 1870-е годы, как один из типов экспериментальных мостовых, наряду с асфальтом.

1913 год. Вся 1-я Тверская улица, от Триумфальной площади до Тверской заставы была вымощена брусчаткой.

1925 год, Тверская улица на участке от Бульварного кольца до Садового. Экспериментальная мелкая брусчатка — «кляйн-фластырь», квадратная шашка на основе бетонном основании.

Из журнала «За рулём», 1928 год:

«Для значительного движения весьма хороша брусчатка. В Москве она применяется трех типов: 1) нормальная брусчатка высотой 15—16 сантиметров, устраиваемая на песчаном основании; в путях трамвая применяется облегченная брусчатка, высотой 12—14 см.; 2) брюккенштейн или пониженная брусчатка, укладываемая на слое бетона; 3) клейнпфлястер или мозаика с кубиками высотою 8—10 см. (например на Тверской, в форме круговых дуг), на бетонном основании с песчаной прослойкой между бетоном и мозаикой.»

1971 год, брусчатка на улице Воронцово поле. Кадр из фильма «12 Стульев» Л. Гайдая.

К настоящему времени в Москве осталось несколько улиц с мостовыми из брусчатки, уложенной в конце 19 или в начале 20 века.

Брусчатка на Кузнецком мосту, сохранившаяся до сих пор. Фотография 1980-х годов.

Брусчатка на Баррикадной улице, фотография А. Слюсарева, 1981 г.

Брусчатка на Баррикадной улице, 2010-е годы.

Брусчатка 1927 года на Комиссариатском мосту неподалеку от Новокузнецкой

Когда появилась брусчатка на Красной площади?

Красная площадь, 1910-е. Дорожка из асфальта посреди булыжника.

1925 год. Мостовая Красной площади всё ещё булыжная.

До 1920-х годов Красная площадь оставалась замощена булыжником, и только к открытию каменного мавзолея Ленина в 1930 году булыжную мостовую заменили брусчаткой из диабаза. Камень добывали на берегах Онежского озера и резали на бруски весом по 8-10 кг.

1930 год. Укладка брусчатки на Красной площади.

Новая брусчатка вдоль Средних торговых рядов, 1930 год.

В 1974 году брусчатку полностью обновили и уложили на бетонное основание. Эта брусчатка сделана из сверхпрочной магматической горной породы габбро.

1974 год, реконструкция Красной площади.

Клинкерные мостовые

В качестве экспериментов в первой трети 20 века некоторые улицы и площади Москвы решено было замостить клинкерным кирпичом. Это голландское изобретение: сверхпрочный кирпич из специального вида глины, обжигающейся до полного запекания при температуре 1200 градусов. Мостовые из клинкерного кирпича укладываются ёлочкой.

В 1910-е годы клинкером выложили часть Театральной площади, но серьёзно вопрос был поставлен в 1928 году. Из журнала «За рулём»: «В частности, комиссия полагала, что клинкер может явиться подходящим материалом для мощения окраин и вообще улиц с незначительным проездом. Необходимо сейчас же приступить к изучению пригодности для клинкера подмосковных глин, и в случае положительного решения поставить вопрос о постройке под Москвой клинкерных заводов».

В 2015 году при реконструкции Пушечной улицы раскрыто полностью сохранившееся покрытие из клинкерного кирпича.

Этой мостовой грозило полное уничтожение.

Но к счастью, фрагмент проезжей части переложили на тротуар, теперь это местная достопримечательность.

Так что в нынешней Москве помимо плитки-«собянинки» и вездесущего асфальта можно пройтись по булыжной мостовой, брусчатке и клинкеру. Только вот деревянные мостовые нынче найти уже гораздо сложнее.

Публикация подготовлена Александром Ивановым

moscowwalks.ru

Из какого камня, Красная площадь в Москве? Брусчатка колота из какого камня какой породы?

расная площадь возникла, как утверждают летописи, в конце XV века, когда Иван III повелел снести деревянные постройки вокруг Кремля, постоянно угрожавшие ему пожаром, и отвести это место под торговлю. В этом же столетии были построены Спасская, Сенатская и Никольская башни вместе с Кремлевской стеной. XVI век оставил после себя Лобное место и Храм Василия Блаженного. XIX век - памятник Минину и Пожарскому, здание Исторического музея и Верхние торговые ряды (ГУМ) . ХХ век - Мавзолей Ленина и некрополь у Кремлевской стены. В 1804 году территория была замощена булыжником. В 1909 году по Красной площади вдоль Кремлевской стены пошел трамвай. Рельсы сняли лишь в 1930 году, после чего ранее выложенный булыжник замостили брусчаткой. В 1974 году под камень положили бетонное основание. Брусчатку много раз латали - меняли колотые плитки, выравнивали просевшие участки. И теперь, после военного парада 9 мая власти решили обновить основание Красной площади, сохранив прежнюю брусчатку. При этом, как заявил управляющий делами президента России Владимир Кожин, будут использованы современные технологии. Любые реставрационные работы на территории, где расположены памятники архитектуры, должны регулироваться местным законодательством, считает историк Москвы Рустам Рахматуллин. Директор Государственного музея архитектуры имени Щусева Давид Саркисян надеется, что власти, проводя реставрационные работы, сохранят исторический облик Красной площади: «Менять облик Красной площади так, как он сейчас исторически сложился.. . нельзя взять и поменять решением одного чиновника, это должна быть комиссия экспертов. Я думаю, что речь идет о перекладке брусчатки, то есть ее снимут и положат на другое основание. То есть внешний вид площади не изменится. Я не большой специалист по тому, что должно быть под брусчаткой в современном случае. Может быть, есть современные подходы, которые действительно улучшают чем-то там ситуацию. Я знаю, что тот толстый кусок габбро, который сейчас представляет из себя единица брусчатки на Красной площади, это вещь, которая выдержит тысячу лет эксплуатации. Другое дело, что подложка там, может быть, песок, а можно поменять на что-то другое. Конечно, наверное, консультировали большие специалисты в этом вопросе» .

culture.ques.ru

Архнадзор

Наталья Самовер

На улице Баррикадной меняют дорожное покрытие – эта рутинная, казалось бы, процедура оказалась в центре внимания прессы, потому что речь идет об известной всей Москве брусчатке. Зернистый темносерый панцирь придавал этой улице незабываемый облик, делал ее особенной; неслучайно родилась легенда, что эта брусчатка – та самая, которая помнит бои Первой русской революции 1905 года.

Глядя на нее, легко было представить, как мускулистые рабочие выворачивают из мостовой тяжелые каменные шашки и строят из них баррикады. Как тут не вспомнить и классическую скульптуру Ивана Шадра «Булыжник – оружие пролетариата»?

Здесь надо, однако, оговориться. В руках у шадровского пролетария, заметим, находится все-таки не камень правильной формы, который ассоциируется со словом «брусчатка», а округлый булыжник. Именно такими были покрыты мостовые Красной Пресни, такое дорожное покрытие скрывается под слоями асфальта на многих улицах столицы. Для Москвы начала ХХ века были характерны булыжные мостовые; брусчатка пришла на смену булыжнику позднее.

На Красной площади брусчатка впервые появилась в 1930-м году. С тех пор она не раз перекладывалась и ремонтировалась, что позволяет поддерживать историческое покрытие в работоспособном состоянии, не изменяя его облика.

Баррикадная оделась в брусчатку в те же годы. На фотографии 1939 года примерно то же место, что и на предыдущей – вход в Зоопарк. Хорошо видны ровные ряды брусчатки, покрывающей не только трамвайные пути, но всю проезжую часть.

Со временем протяженность мостовой, покрытой брусчаткой, уменьшалась пока наконец не остался последний 400-метровый фрагмент.

Поддержание такого красивого, дорогостоящего и трудоемкого в изготовлении мощения явно было мотивировано соображениями политического порядка. Здесь, на въезде на Пресню, брусчатка должна была одновременно напоминать о событиях 1905 года, юбилей которых отмечался в 1955-м, и визуально связывать центр Первой русской революции с сердцем сегодняшней страны Советов – Красной площадью. Начала и концы революционной борьбы, первые схватки и окончательная победа партии большевиков символически объединялись через использование одинакового дорожного покрытия.

Время показало, что брусчатка на Пресне прижилась. Недаром ее разрушение и замена на нечто безлико «современное» вызывает такое возмущение местных жителей и множества москвичей, которым, казалось бы, давно уже нет дела до славной истории РСДРП — ВКП(б) – КПСС. Для них это красивое покрытие – не только пространственный ориентир, который так удобно указывать приезжим, но и гордость района, уникальная особенность, отличающая Баррикадную от десятков других, гораздо более известных улиц и свидетельствующая о некой избранности. В городе, облик которого меняется слишком стремительно, 400 метров каменной мостовой служат якорем памяти, который помогает людям удерживать свою территориальную, культурную, историческую идентичность.

По информации, исходящей из префектуры ЦАО, замена покрытия на Баррикадной планировалась еще при прежнем городском руководстве — в 2008 году, однако реализовать эти планы помешал кризис.

В 2011 году появились сообщения о том, что брусчатка на Баррикадной сменится обычным асфальтом. Тогда же это вызвало волну комментариев и заявлений о ценности исторического покрытия. Как видим, городское руководство к аргументации критиков не прислушалось.

По официальным данным, реконструкция 13,5 тысяч кв. метров дорожного покрытия обойдется городу в 150 миллионов рублей. Сведения о дальнейшей судьбе вывезенной с Баррикадной брусчатки разнятся. Первоначальная информация о том, что ее планируется сохранить, чтобы впоследствии использовать для ремонта Красной площади, сменилась сообщениями о том, что камни отправятся на утилизацию и будут раздроблены на специальном заводе в Подмосковье. По словам очевидцев, в течение нескольких дней выломанную из мостовой брусчатку действительно без всякой сортировки вперемешку с песком загружали в самосвалы и увозили. Куда? На камнедробилку или, может быть, туда, где кто-нибудь сообразительный все-таки нашел ей другое применение?

Брусчатка, от которой задумала избавиться префектура ЦАО, точно такая же, как та, что покрывает Красную площадь и Троицкий мост, соединяющий одноименные ворота Кремля с Кутафьей башней; аналогичное покрытие можно видеть на улице Кузнецкий Мост и на трамвайных путях в разных частях города. Она изготовлена из габбро-диабаза Ропручейского месторождения в Карелии. Размеры ее несколько отличаются от принятой в наше время номенклатуры подобных изделий, она несколько шире и по пропорциям меньше похожа на кирпич. По способу изготовления эта брусчатка колотая, что придает ее поверхности живописную неровность, свойственную естественному камню.

Чем же планируется ее заменить? От логичного решения просто покрыть этот участок асфальтом городское руководство отказалось, мотивируя это желанием «сохранить исторический облик улицы». Страшно себе представить, что подобное сохранение исторического облика постигнет, к примеру, Красную площадь…

Увы, материал, который укладывается на место исторической брусчатки, уступает ей во всех отношениях. Аккуратные пилёные кирпичики из светлого гранита, образующие мертвенно-гладкую поверхность, более уместны на тротуаре, нежели на проезжей части. Недавно такая же несуразная дорога, похожая на болезненно раздутую пешеходную тропинку, разрезала исторический ландшафт в 50 метрах от всемирно известного памятника – церкви Покрова на Нерли. Однако там, как нас уверяют, не планируется интенсивного автомобильного движения, чего никак нельзя сказать об улице Баррикадной в центре Москвы. Помимо шокирующего визуального отличия новой поверхности от исторической, необходимо обратить внимание на то, что гранит существенно уступает габбро-диабазу по прочности и стойкости к истиранию, то есть новое покрытие будет не только некрасивым, но и недолговечным. Зато у него есть одно достоинство – подобная гранитная брусчатка ощутимо дешевле благородного габбро-диабаза. Впрочем, с некоторой точки зрения, недолговечность превращается в достоинство, так как позволяет в перспективе постоянно осваивать средства на ремонт дорожного покрытия на Баррикадной.

На сегодня состояние брусчатки на Баррикадной в целом хорошее, явно не требующее тотальной замены. В отдельных местах необходима вычинка камня, особенно там, где в прежние годы на мостовой появились уродливые асфальтовые заплатки; неровности и проседания брусчатки легко устраняются путем разборки внешнего покрытия и выравнивания подстилающих слоев дорожной одежды.

Добыча габбро-диабаза на Ропручейском месторождении ведется и в наши дни, поэтому изготовление небольшого количества брусчатки, необходимой для ремонта мостовой, также не составит проблемы.

И пусть эти камни сами по себе не имеют статуса объектов культурного наследия, однако улица Баррикадная находится в зоне строгого регулирования застройки. Это одна из исторических территорий города, насыщенных памятниками и воспоминаниями о прошлом Москвы. Не только градостроительная деятельность, но и любые действия, ведущие к изменению облика сложившейся городской среды, здесь требуют особой вдумчивости и взвешенного подхода.

Но начать следует с того, что решительно отказаться от мысли превратить высококачественную историческую мостовую в стандартную дешевку и от закапывания в землю в процессе этого превращения немереных городских денег.

Сегодня работы на Баррикадной приостановлены вследствие активных протестов депутатов муниципального собрания района Пресня. На понедельник, 10 августа, в префектуре ЦАО назначено совещание, в ходе которого будет решаться, продолжать ли реализацию этого проекта. Брусчатка лежит на Баррикадной более полувека. Уничтожаемая историческая память должна заменяться чем-то другим. О чем будет напоминать новое гранитное покрытие, Пресня-light в стиле 2010-х? Разве что об откате и распиле…

www.archnadzor.ru


Смотрите также