Каталог
  

Как государство богатеет и почему не нужно золота ему


Почему, не нужно золота ему, когда простой продукт имеет - А.С. Пушкин | Русский мир

Английский экономист Адам Смит показал, что ценность вещей, товаров, продуктов производства определяется количеством затраченного на их изготовление человеческого труда. В каждом товаре (продукте) овеществлён человеческий труд. Больше затрачено труда — больше стоимость, меньше труда — меньше стоимость. Любой товар, любой капитал, финансовый или производственный, есть не что иное, как концентрированный овеществлённый человеческий труд.

Под ширмой якобы освобождения трудового народа от эксплуатации, внук двух раввинов, антисемит К.Маркс указал как и какой силой сломать государству хребет и захватить власть. Это экстремизм, это максимализм, это терроризм, это революция, это гражданская война. «Революции замышляют умные люди, осуществляют фанатики, а плодами её пользуются проходимцы и подонки». За точность цитаты не ручаюсь, приписывают её Отто Бисмарку.

Сущность учения К.Маркса. Капитал — это общественно необходимый труд рабочих, несправедливо присвоенный капиталистами. Капиталисты - это угнетатели и эксплуататоры, враги трудового народа. Добровольно капитал они не отдадут. Значит надо взять силой. Собственность эксплуататоров-угнетателей охраняется и гарантируется всей мощью и средствами, всеми организационными структурами, институтами государства. Следовательно, необходимо разрушить государство, сломать его организационный строй, совершить революцию.

Но при этом, у него как-то остались в тени ростовщики-финансисты, которые своим ссудным ростовщическим процентом держали в долговой кабале не столько и не только рабочий люд, с которых много то и не возьмёшь, сколько самих «господ» капиталистов, организаторов производства..

Внук двух раввинов, антисемит К.Маркс хорошо знал иудейско-библейскую сущность экономики и вывел формулу спекулятивного движения товара и денег. Товар – Деньги – Товар. Деньги – Товар – Деньги.

Перефразируя эту формулу аналогично можно вывести и коррупционный механизм обогащения государственных чиновников прошлого и настоящего времени. Власть – Деньги – Власть. Деньги – Власть - Деньги.

Великий русский поэт, гений Александр Сергеевич Пушкин задал непростую экономическую задачу в своём произведении «Евгений Онегин». Да такую, что ни одно поколение экономистов так и не смогло её решить.

«Бранил Гомера, Феокрита; Зато читал Адама Смита, И был глубокий эконом, То есть умел судить о том, Как государство богатеет, И чем живет, и почему Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет».

Очень любопытно, что эта экономическая строфа Пушкина из «Евгения Онегина» привлекла внимание Маркса и Энгельса. Энгельс даже перевёл её на немецкий язык для К.Маркса. «Er konnte den Homer und Theokrit nicht ausstehen; dafür las er den Adam Smith und war ein tiefer Oekonom, das heißt er konnte darüber urteilen wie ein Staat sich bereichert und wodurch er lebt und weshalb das Gold ihm nicht nötig ist, wenn er [Überfluß an] das rohe Produkt besitzt. Sein Vater könnte das [ihm] nicht begreifen, und mußte seine Ländereien verpfänden».

Но на вопрос А.С. Пушкина, почему, не нужно золота государству, когда оно простой продукт имеет, Маркс и Энгельс так и не ответили. Не смогли или не захотели?

Взимание ссудного, ростовщического процента является одним из механизмов паразитирования. Ряд иудейских и мусульманских банков отказались от него, но они не взимают этот ссудный, ростовщический процент только со своих соплеменников-единоверцев.

Коран мусульман напрямую запрещает ростовщичество, алкоголь и азартные игры. В ветхом завете, в этом кратком изложении иудаизма для гоев, во многих местах содержится категорический запрет ростовщичества для евреев. В этой экстремисткой библии содержатся прямые указивки-инструкции по паразитированию одних групп людей над другими.

«И будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы. И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой не будут господствовать». Библия. Второзаконие 28:12.

«Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни что-либо другого, что можно отдавать в рост. Иноземцу отдавай в рост, а брату не отдавай в рост». Библия, 23:19. (Отдавать в рост это давать взаймы, давать во временное пользование с возвратом больше того, что давалось)

Одним из итогов второй мировой войны, а для нас Великой Отечественной войны 1941-45 г., стало начало смены мировой финансовой системы основанной на золотом стандарте. В 1944 г. по соглашению на Бреттон-Вудской конференции были созданы международный банк реконструкции и развития (МБРР), международный валютный фонд (МБР). Доллар США стал основной мировой валютой. В 1971 г. Ричард Никсон объявил о запрете конвертации доллара в золото, США отказались от золотого стандарта доллара.

Каждое государство во взаиморасчётах за конкретный товар вынуждено рассчитываться долларами США, которые они должны для этого ещё и купить. У кого? У частной организации федеральной резервной системы в США, которая властям США, президенту США не подчинена.

Покупательная способность, платёжеспособность государств стала зависеть не только от количества долларов, но и от обеспеченности доллара реальными материальными ценностями, продуктами человеческого производства, то есть и от его покупательной способности. Тот, кто печатает доллары США, тот и является хозяином положения. Ежемесячно в США печатается минимум 85 миллиардов ничем не обеспеченных долларов.

В мире упорно циркулируют слухи, что у США нет никакого золота в хранилищах. Доллар давно уже не обеспечен золотом. Основанием для этого служит то, что они никого не допускают в свои хранилища, чтобы провести ревизию и убедиться, что золото есть, и если есть, то в каком количестве.

Государственный долг США уже составляет более 18 триллионов долларов и продолжает безудержно расти. В пересчёте на душу населения США, в том числе и на детей, гос. долг США составлял в начале 2014 г. почти 60 тысяч долларов.

Вся эта уродливая, несправедливая, паразитическая экономическая система сегодня держится только на военной мощи США и стран НАТО. Крах доллара неизбежен. Как долго всё это может продолжаться? Когда случится государственный дефолт США и как это отразится на России, на других государствах?

Печально то, что центральный банк России в своей деятельности, в финансовой политике не подчиняется правительству и президенту России. Это записано в Уставе этого банка. От кого же он тогда зависит и кому подчиняется? – Частной организации мирового олигархата, федеральной резервной системе США! «Дайте мне возможность контролировать выпуск денег в стране и мне наплевать, кто пишет ее законы». Мейер Амхель Ротшильд (1743-1812).

После государственного переворота 1991-1993 г. в России также запущен долларовый механизм перекачки финансового и производственного капитала, товаров, природных ресурсов. По существу Россия оказалась финансово оккупированной страной. Инфляция, обесценивание денег это тоже результат сознательно запускаемого механизма грабежа глобальными мошенниками.

Казалось бы выхода из этого заколдованного круга библейского рабства нет. Но не так всё мрачно.

Первое. Надо отказаться от порочной в своей основе, паразитической иудейско-библейской экономической системы, от ростовщического ссудного процента.

Второе. В любой произведенной вещи, в товаре аккумулирована физическая и человеческая энергия. Существуют же международные эталоны веса, длины и т.д. Но вот объективного международного эталона денежной единицы, национальных валют нет .Идея энерго-денег по некоторым данным возникла в первой четверти XX-го века и была сформулирована изобретателем Томас Эдисоном и капиталистом Генри Фордом. На международном уровне, на серьёзных экономических форумах эта тема почему-то не обсуждается. В России штатные, возле государственной кормушки экономисты, разные там доктора и академики, просто тупо как бы тоже её и не замечают.

Приложения, литература:

Энергорубль и суверенитет России

http://m3ra.ru/2008/09/24/energorubli-and-sovereignty/

Юрий Кофнер: Концепция Энергорубля — введение и функционирование (1)

http://vybor.ua/article/economika/yuriy-kofner-koncepciya-energorublya-vvedenie-i-funkcionirovanie-1​.html

maxpark.com

За что Евгений Онегин ценил Адама Смита

Евгений Онегин, если верить знаменитому литературоведу и культурологу Юрию Лотману, «родился» в 1795 году…

Продолжая мысль Юрий Петрунина о том, что следует отмечать юбилеи отдельных стихов (а то и дни рождения, если они были указаны автором), мы вправе в Год литературы отметить 220-летие одного из самых знаменитых в России литературных героев.

Повествование о нём Александр Пушкин начинает в 1819-м, в год основания Санкт-Петербургского университета, тогда как сам Роман в стихах создавался в 1823 по 1831 год.

Тот факт, что, хотя бы частично, автор списал образ Онегина с себя, никто из исследователей не опровергает. Да и, по Пушкину, интересно (или нет) то или иное произведение, напрямую зависит от того, что писатель «пишет о себе», хотя в «Онегине» он с этим «массовым» мнением спорит.

В романе, который Виссарион Белинский не случайно назвал «энциклопедией русской жизни», тогда как сам автор «собраньем пёстрых глав», не упущена и экономика, точнее, модные в Российской империи течения западной политической экономии. Эта «мода» сильно повлияла на декабристов и в немалой степени явилась их печальным финалом.

А разбирался ли в новомодных экономических теориях «наш юбиляр»? И, следовательно, сам Александр Сергеевич?

В моей домашней библиотеке имеется книга, на это вопрос отвечающая положительно, - «Муза и мамона» Александра Аникина. Вышедшая в издательстве «Мысль» на закате перестройки, в 1989 году, она имеет и «прямо указующий» подзаголовок «Социально-экономические мотивы у Пушкина».

Тут надо понимать: политическая экономия - это именно экономическая политика государства, то есть чисто общественная дисциплина.

Говорю об этом потому, что многих нас в годы учёбы элементарно отпугивала политэкономия социализма, настойчиво противопоставлявшаяся незнакомой нам политэкономии капитализма с его «акулами». И что же? Жили при первой, теперь вот – при второй, избавившись от первой далеко не окончательно.

В советские времена практически вся нехудожественная литература начиналась с цитирования классиков «марксизма-ленинизма». Не избежал этого в своём научно-художественном труде и Аникин (1927 – 2001), доктор экономических наук и писатель-фантаст. Но у него – всё по делу.

«Круг чтения Онегина отражает интересы самого Пушкина», - повторяет он вслед за пушкиноведами, но предлагает сосредоточиться на «экономической строфе» романа, где Онегин…

Бранил Гомера, Феокрита,

Зато читал Адама Смита

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живёт и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Отец понять его не мог

И земли отдавал в залог.

Бранить эпического Гомера и идиллического Феокрита – штука странная, но объясняется тем, что в Пушкинскую эпоху интерес к античности и латыни снижается, да и настолько ли он был высок? Другое дело – шотландский экономист Адам Смит, при имени коего у всех изучавших политэкономию социализма, автоматически воспроизводятся в памяти «Три источника, три составные части марксизма». 

В 1913 году Владимир Ульянов-Ленин в целом правильно охарактеризовал марксизм, как «учение». Только вот сам Карл Маркс, как это ни странно звучит, к марксистам себя не причислял. Причина проста. Маркс, как и его правая рука Фридрих Энгельс были настоящими учёными-энциклопедистами.

А вот те, кто вооружился их учением, «веровали» в него, не читая научных трудов, написанных, между тем, блестяще. Не случайно в прошлый экономический кризис 2008-2009 годов в Европе «Капитал» Маркса «сметали с книжных полок».

Ну, Европа в целом и Маркс, в частности, нам не указ, у нас в экономике лучше всех разбирался Алексей Кудрин, «в тучные годы» не дававший денег на развитие экономики и резко выступавший против перевооружения армии.

Пушкин, то есть Онегин критикует отца за то, что тот «земли отдавал в залог». Почему? Потому что вырученные деньги не вкладывались в какое-либо выгодное дело, а элементарно проедались.

Но мог ли этот «отец» воспринять экономические идеи какого-то шотландца о необходимости развития рыночных отношений, распределении труда и свободе предпринимательства?

«Экономическую строфу», - напоминает Аникин, перевёл, изучая русский язык, Энгельс, неоднократно её цитировавший письменно и устно. Больше он по-русски так, кстати, ничего и не выучил.

От него о глубоких экономических знаниях русского поэта узнал и Маркс, придумавший новую формулу деньги – товар – деньги, когда «покупатель   выпускает из рук деньги лишь с затаённым намерением снова овладеть ими. Таким образом, деньги здесь лишь авансируются…»

Онегину было 7 лет, когда труд Смита начали издавать с 1802 по 1806 год в четырёх томах «под титлом» «Исследование свойства и причин богатства народов». Правда, в отвратительном переводе. Поэтому, вероятно, мало кто смог заметить: шотландец ставил знак равенства между крепостным правом и рабством.

Вскорости мы видим, как кабинет Онегина, «философа в осьмнадцать лет» украшает

Всё, чем для прихоти обильной

Торгует Лондон щепетильный

И по балтическим волнам

За лес и сало возит нам…

Дальше идёт перечисления всякой чепухи, включая парижскую…

Сегодня доля России в товарообороте со «щепетильным Лондоном» не дотягивает до 2 процентов. Доля Германии, к примеру, в шесть раз больше. Да, лес, скорее всего, и иное сырьё в нашем экспорте сохранился…

Вступив в дядино наследство, Евгений

Ярем от барщины старинной

Оброком лёгким заменил:

И раб судьбу благословил.

Зато в углу своём надулся,

Увидя в этом страшный вред,

Его расчётливый сосед,

Другой лукаво улыбнулся,

И в голос все решили так,

Что он опаснейший чудак.

«Чудак» снизил налоги и, надо думать, производительность крестьянского труда выросла в отдельно взятом поместье, повысив тем самым его конкурентоспособность. Вопрос, надолго ли?

По роману, Онегин и Пушкин – приятели. В 1952 году Лидия Тимошенко изобразила автора и его героя «на брегах Невы». Первый весел, второй – грустен: главные его приключения впереди.

Исследователи неоконченной главы X размышляли, намеревался ли Поэт поставить своего «доброго» приятеля в строй декабристов, где оказалось множество его друзей, со всеми известными последствиями. Но, вероятно, достаточным оказалось пророческое «из искры возгорится пламя…»

И ещё об экономических нравах. В «Путешествии Онегина» герой оказывается в Нижнем Новгороде.

Сюда жемчуг привёз индеец,

Поддельны вины – европеец.

Двести лет, как с куста, а «поддельны вины» никуда не делись, только поэты о них больше не пишут, да и экономисты стараются помалкивать.

Владимир ИЛЬИЦКИЙ

Иллюстрация: Лидия ТИМОШЕНКО «Онегин и Ленский»

inmytishchi.ru

Простой продукт имеет. А. С. Пушкин «Евгений Онегин» оглавление §

Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованиюМосковский Государственный Строительный УниверситетКафедра основ экономической теории

РЕФЕРАТ

АДАМ СМИТ

или

ПОРТРЕТ РАССЕЯННОГО ПРОФЕССОРА

Выполнила студентка II курса 4 группы факультета Э О У С

Лукашова ОЛЬГА

Рецензент:

ЖЕЛУДОВА М. М.

М О С К В А 1997

... Зато читал Адама Смита

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

А.С. Пушкин «Евгений Онегин»ОГЛАВЛЕНИЕ
§ * * * страница
- Оглавление 2
1 Вступление 3
2 История жизни Адама Смита 5
3 «Богатство народов» 7
4 Заключение 15
- Список используемой литературы 16

«Ни в чем я не красавец, кроме как в своих книгах», - так однажды сказал о себе Адам Смит. И действительно, знаменитый профиль являет нам некрасивое лицо. К тому же у Смита была смешанная спотыкающаяся походка, «червообразная», как выразился один из его приятелей. Он был необычайно рассеян: однажды, увлекшись спором, он упал в яму, где дубились кожи.

Не считая этого случая, особых приключений в довольно замкнутой жизни ученого было немного. Главное, вероятно, произошло, когда ему было четыре года и его украли цыгане, проходившие через Керколди, его родной хутор в Шотландии, близ Эдинбурга. Похитители продержали его всего несколько часов. Вероятно, они почувствовали то, что позже написал о нем биограф: «Боюсь, он не стал бы хорошим цыганом».

История жизни

АДАМА СМИТА

( 1723 - 1790 )

Имя великого шотландца Адама Смита равно чтится всеми современными учеными-экономистами, сколь бы различных точек зрения они не придерживались. Наряду с именами Карла Маркса и Джона Мейнарда Кейнса, имя этого выдающегося человека вызывает повышение кровяного давления у любого, кто имеет хоть какое либо отношение к экономической науке, так как именно к трудам этих трех великих экономистов обращаются за тем, чтобы понять основные цели экономики как науки. А путь Смита к такой славе, тем временем, был непростым. Он был единственным ребенком в небогатой семье таможенного чиновника, который скончался всего лишь за несколько месяцев до рождения своего сына. Воспитанный матерью, которая посвятила ему всю свою жизнь, Адам в 14 лет поступил в университет Глазго, степенно начав свою дорогу к постижению мира. Он довольно рано начал подавать большие надежды и в 16 лет получил стипендию для поступления в Оксфорд. Но Оксфорд в те времена не был центром обучения, как является теперь. Систематического преподавания там не было, или почти не было, студентам предоставлялась возможность самообучения, только бы они не читали опасных книг. Смита однажды чуть не исключили за то, что у него было сочинение Дэвида Юма «Трактат о человеческой природе», которое теперь считается одним из шедевров 18-столетия. Упорно набирая знания и одолевая вечно мучившие его болезни, этот молодой человек постепенно стал одним из образованнейших людей своего времени. Признанием этого стало назначение его профессором философии этики Университета в Глазго, после того, как он вернулся из Оксфорда в родную Шотландию. Остались записи его лекций, в которых он говорит об юриспруденции, военной организации, налогообложении и «полиции» - последнее слово означает управление внутренними делами, которое мы бы назвали «экономической политикой». Считается также, что именно подготовка лекций для студентов этого университета и стала толчком к формулировке Адамом Смитом его представлений о проблемах экономики. Поработав руководителем на кафедре нравственной философии, Смит заслуженно занимает должность ректора Университета Глазго. В 1759 году Адам Смит опубликовал «Теорию моральных чувств», очень интересное исследование в области морали и психологии. Книга обратила на себя внимание и принесла Смиту знакомство с лордом Таунсендом, будущим канцлером Эксчекера, ответственным за знаменитый «чайный налог», вызвавший американскую революцию. Таунсенд пригласил Смита в воспитатели к своему пасынку, и Смит, отказавшись от профессорского места, поехал в путешествие со своим воспитанником. Во Франции он встречался с Вольтером, Руссо и с Франсуа Кенэ, блистательным врачом, которому принадлежит идея физиократии - первая попытка объяснения того, как работает экономическая система. Смит хотел посвятить ему «Исследование о природе и причинах богатства народов»(иначе «Богатство народов»), но Кенэ к этому времени умер.

В 1766 году Смит возвратился в Шотландию, где и прожил остаток своей жизни профессором в отставке. Тогда-то и была тщательно и медленно, написана его книга «Богатство народов». Смит послал экземпляр Юму, который стал его близким другом. Юм отвечал: «Здорово! Красота! Дорогой мистер Смит, Ваше произведение доставило мне большое удовольствие». Юм понял, как и все остальные, прочитавшие книгу, что Смит создал произведение, которое навсегда изменит представление общества о самом себе.

«Богатство народов»

Адам Смит - это преподобный патрон нашей науки. Интеллект его возвышается над всеми его современниками, как башня. В историю экономической мысли он прочно и навсегда вошел своей книгой, о которой все слышали, но почти никто не читал,- «Богатство народов»,- стоящая ему девяти лет отшельничества и опубликованная в тот же год, что и Декларация Независимости США - 1776. По зрелом размышлении трудно сказать, который из этих документов имеет большее историческое значение. Декларация звучала, как призыв к созданию общества, основанного на «жизни, свободе и стремлении к счастью». «Богатство народов» объясняло, как именно такое общество должно работать. И ведь именно эта книга принесла Смиту славу «отца экономической науки».

Еще задолго до написания книги своей жизни Смит просто и четко сформулировал ее главную идею: «Для того, чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужен лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении; все остальное сделает естественный ход вещей». ( Господи! Как же это актуально для нашей сегодняшней жизни!)

Смит начинает свое повествование в «Богатстве народов» с поразительного вопроса. Все участники рынка, как мы знаем, подгоняемы стремлением «сделать деньги» для себя - «улучшить свое положение», как выражается Смит. Напрашивается вопрос: каким образом рыночное общество не развязывает руки заинтересованным только в себе, жадным только до наживы людям грабить своих сограждан? Как на такой опасной антисоциальной основе, как стремление улучшить лишь собственное положение, может выработаться нормальное социальное устройство? Ответ вводит нас в самый центральный механизм рыночной системы - в механизм конкуренции. Каждому, помышляющему лишь об улучшении своего положения, а вовсе не о других людях, противостоит на рынке толпа людей с такой же мотивацией. В результате каждое действующее лицо на сцене рынка вынужденно принять цены, предложенные конкурентами. При такой конкуренции, говорит Смит, производитель, который попытается запросить больше, чем другие аналогичные производители, не сможет найти покупателя. Не сумеет найти работы тот, кто запрашивает больше установленной на рынке труда платы. А хозяин, которому хотелось бы заплатить меньше, чем его конкуренты, не сможет найти работников. Таким образом, рыночный механизм дисциплинирует участников: покупатели сами набавляют цену, конкурируя с другими покупателями, и поэтому не могут объединиться против продавцов. Продавцы должны соперничать с другими продавцами и поэтому не могут навязать покупателям свою волю. Но у рынка есть еще одна важная функция. Смит показывает, как рынок выдает товары, которые хочет получить общество, и в том количестве, которого жаждет общество, без того, чтобы кто-нибудь отдавал какие бы то ни было приказания. Допустим, потребитель хочет больше горшков и меньше сковородок, чем было предложено. Публика раскупит горшки, и в результате их цена поднимется. Напротив, сковородный бизнес будет выглядеть уныло: так как сковородники постараются отделаться от своей продукции, цены на «бедные» сковородки упадут. Дальше вступают в действие восстановленные силы. Поднимаются цены на горшки - поднимаются и прибыли горшечного бизнеса; падают в цене сковородки, падают и прибыли. И снова начинает работать стремление к «улучшению». Предприниматель в процветающем горшечном бизнесе начнет расширять производство, наймет больше рабочих, больше помещений, больше капитального оборудования, словом - начнет приобретать факторы производства. Владельцы же злосчастного сковородного бизнеса будут сокращать факторы производства: увольнять рабочих, отдавать земельные участки, сокращать капиталовложения. Таким образом, производство горшков увеличится, а сковородок сократится, чего и хотела публика. Давление рынка словно бы Невидимой Рукой (пользуясь великолепным выражением Смита) направляет эгоистические действия людей на общественно полезную тропу. Так система конкуренции переводит эгоистическое поведение к общественно полезному результату. Невидимая Рука - эти слова характеризуют весь процесс - удерживает общество на верном пути, обеспечивая его производством нужных обществу товаров и услуг. Эта иллюстрация Смита интересна и сегодня. Многие экономисты заняты тщательным изучением того, как работает Невидимая Рука. Не то, чтобы она работала всегда: есть в экономике области, где Невидимая Рука вовсе не использует своего влияния. В каждой рыночной системе, например, продолжает играть свою роль традиция, использующая и нерыночные способы вознаграждения - например, чаевые. И в бизнесах продолжает существовать командная система, да и государственная власть себя проявляет, - например в налогообложении. Кроме того, рыночная система не в силах предоставить обществу того, что не может быть закуплено в частном порядке, национальную оборону или закон и порядок. Смит это знал и подтвердил, что эти услуги должны предоставляться государством. Кроме того, рынок не всегда отвечает этическим и эстетическим критериям общества, или же поставляет товары, выгодные для производства, но вредные для потребления. Итак, отдадим должное глубочайшей проницательности Смита, показавшего своему поколению и всем последующим, что рыночная система - могучая сила, обеспечивающая регулярное снабжение общества всем необходимым. Он показал также, что эта система саморегулируется. Прекраснейшее следствие существования рынка в том, что он сам себе сторож. Если чьи-нибудь цены, заработные платы или прибыли выходят за установленные для всех пределы, сила конкуренции их оттеснит. Существует забавный парадокс. Рынок, высшая точка экономической свободы, является и строжайшим экономическим надсмотрщиком. К королю всегда можно обратиться с апелляцией - к рынку же апеллировать невозможно. Поскольку рынок саморегулируется, Смит был против государственного вмешательства в дела конкуренции и прибыльности. Поэтому «лессэ фэр» стало фундаментом его философии, каким оно и сегодня является у консервативных экономистов. Однако преданность Невидимой руке не сделала Смита стандартным консерватором. Он осторожен, он не готов лечь костьми, чтобы не допустить государственного вмешательства. Более того, в «Богатстве народов» есть множество едких замечаний по поводу «низких и хищнических методов», которыми пользуется класс предпринимателей, и выражается искреннее сочувствие к судьбе рабочего человека - не слишком популярная позиция в ту эпоху! Консерватором Смита делает - и в этом он совпадает с современными мыслителями - убеждение, что система «естественной свободы», основанная на свободе экономической, в конце концов пойдет на пользу всему обществу. Конечно, мы вернемся еще к рассмотрению этого вопроса. Но ведь мы еще не закончили с Адамом Смитом. Ибо, кроме последовательной рыночной системы, он сумел по-новому увидеть еще и то, что система «национальной свободы» - рыночная система, предоставленная самой себе,- будет расти и что богатство нации, у которой есть эта система, будет постоянно увеличиваться. Что породило этот рост? Как и прежде, мотивация оставалась обычной: улучшение своего положения, жажда прибыли, желание «сделать деньги». Это означало, что каждый предприниматель постоянно старался увеличить свой капитал, увеличить богатство предприятия; в свою очередь, это приводило к тому, что каждый предприниматель стремился увеличить продажу, чтобы получить больше прибыли. Но как было увеличить продажу в эпоху, когда рекламы, как мы ее сейчас представляем, еще не существовало? Смит отвечал: улучшить производительность. Увеличить производительность рабочей силы. И путь к этому был ясен: улучшить разделение труда. В смитовской концепции возрастающего богатства (я бы сказала «возрастающей производительности труда») народов разделение труда играет центральную роль, как явствует из незабываемого описания булавочной фабрики:

«Один человек выдергивает проволоку, другой ее выпрямляет, третий режет, четвертый заостряет, пятый размалывает верхушку, чтобы можно было надеть на нее головку; приготовление головки требует двух или трех разных операций; отдельно - надевание; отдельно - побелка; и даже завернуть ее в бумагу - тоже особая специальность...

Я видел маленькую фабрику такого типа, на которой работало только десять человек; некоторые из них производили по две-три разные операции. Но хотя они были бедны и поэтому не слишком хорошо обеспечены нужными машинами, они могли, при старании, производить около 12 фунтов булавок в день. Фунт - это четыре тысячи среднего размера булавок. Следовательно, десять человек могли сделать до 48 тысяч булавок в день... Если бы все они работали по отдельности и независимо друг от друга... они бы не сделали и двадцати, а кто-нибудь сам по себе не смог бы сделать и одной».

Как сделать, чтобы разделение труда широко распространилось? Смит считает наиболее важным метод, описанный им в рассказе о фабрике булавок. Ключ ко всему - машины. Разделение труда - и, следовательно, его производительность - увеличивается, когда в работе участвует машина. Таким образом, каждая расширяющаяся фирма, естественно, должна вводить все больше машин, чтобы улучшить производительность своих рабочих. Тем самым рыночная система становится огромной силой для накопления капитала, в основном в виде машинного парка и оборудования. Кроме того, Смит показал, каким образом саморегулирующая особенность рыночной системы воздействует на институт расширения производства. Мы помним, что расширение происходит потому, что предприниматели устанавливают новые машины и совершенствуют разделение труда. Но при этом они и нанимают дополнительную рабочую силу. Не повысится ли зарплата, если все предприниматели будут нанимать новых рабочих? И не сократятся ли от этого прибыли, и не иссякнут ли фонды, на которые можно было бы купить новые машины?

Но и тут рынок регулирует себя сам. Ибо Смит показывает, что возросшему спросу на рабочую силу будет соответствовать и возросшее предложение. Поэтому зарплата если и возрастет, то умеренно. Объяснение этому правдоподобно. Во времена Смита детская смертность была ужасающая. «Нередко случается, - пишет Смит, - в горных районах Шотландии, что у матери, родившей двадцать детей, в живых оставалось только двое». По мере того, как растет заработная плата и улучшается питание, сокращается и детская смертность. Вскоре появится более многочисленная наемная рабочая сила: во времена Смита работать начинали в десять лет. А более многочисленная рабочая сила содержит дальнейшее повышение зарплаты. Таким образом приращение капитала будет продолжаться. Так же точно, как система обеспечивала свою жизнеспособность саморегулированием процесса производства горшков и сковородок, так же она утверждала свою долговременную жизнеспособность, саморегулируя собственный рост.

Конечно, мир, о котором писал Смит, уже давно исчез, - мир, где в расчет принималась фабрика с десятью рабочими; где остатки купеческих и даже феодальных ограничений определяли, сколько подмастерий можно нанять - и так было во многих областях производства; когда рабочие союзы в большинстве своем существовали нелегально; когда почти не было социального законодательства; а главное - когда подавляющее большинство населения жило в глубокой бедности. И все-таки Смит разглядел два главных атрибута еще не полностью появившейся на свет экономической системы. Во-первых, общество конкурирующих, ищущих прибыли людей может обеспечить материальное снабжение через механизм саморегулирующегося рынка, и, во-вторых, такое общество, стремясь к наращиванию капитала, увеличивает свою продуктивность и богатство. Основой научной теории Смита было стремление взглянуть на человека с трех точек зрения: 3 с позиций морали и нравственности, 3 с позиций гражданских и государственных, 3 с позиций экономических. Он попытался объяснить экономические отношения людей именно с учетом особенностей их натуры, считая, что человек - существо, эгоистичное от природы, и его цели вполне могут противоречить интересам окружающих. Но люди все же ухитряются сотрудничать друг с другом ради общего блага и личной выгоды каждого. Значит, существуют какие-то механизмы, которые обеспечивают такое сотрудничество. И если их выявить, то можно понять, как устроить экономические отношения еще более рационально.

Адам Смит не идеализировал человека, видя все его недостатки и слабости, но при этом он писал: «Одинаковое у всех людей, постоянное и не исчезающее стремление улучшить свое положение - это начало, откуда вытекает как общественное и национальное, так и частное богатство».

В отличие от своих предшественников он сумел понять и доказать, что богатство нации создается не только в сельском хозяйстве или в торговле, но всеми видами производств, существующими в экономике. Именно поэтому Смит так много писал о разделении труда, поскольку видел в нем источник роста благосостояния любого народа мира.

Помешать росту богатства страны, считал Смит, может только неблагоразумие ее правителей, так как: «Великие нации никогда не беднеют из-за расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительности и неблагоразумия государственной власти».

Заключение

Разумеется, концепция Смита не стала последним словом науки экономики; как нам уже известно, рыночный механизм не всегда работает успешно, и те два экономиста, которые делят с Адамом Смитом звание величайших экономических мыслителей, Карл Маркс и Джон Мейнард Кейнс, показывают, что процесс роста имеет серьезные недостатки. Но прозрение остается прозрением. Теперь, через двести лет, удивляет не то, как ошибался Смит, но то, как глубоко и ясно он видел. В сущности, экономисты как экономисты, все еще являются его учениками. Свои последние 12 лет жизни Адам Смит провел в Эдинбурге, занимая весьма доходную должность таможенного комиссара Шотландии. Но даже став человеком обеспеченным, он не изменил своему привычному, скромному образу жизни «настоящего ученого». Он приобрел репутацию человека чудаковатого, частенько разговаривавшего с самим собой, забыв об окружающих, еще в юношеские годы. Несмотря на всемирную известность, Смит не умел блистать в салонах и так не научился прилично говорить по-французски. Да и разве во всем в этом дело?

Список используемой литературы

1. Игорь Липсиц «Экономика без тайн», Москва: Издательство РГГУ «Вита-Пресс», 1994 г.

2. М. В. Машина «Экономическая азбука», Москва: Издательство «МИРОС» - Международные отношения, 1995 г.

3. Роберт Хайлбронер, Лестер Тароу «Экономика для всех», Тверь: Издательство «Фамилия», 1994 г.

uz.denemetr.com

«Не нужно золота ему, когда простой продукт имеет…»

 Никита Хрущев. РеформаторХрущев Сергей Никитич

«Не нужно золота ему, когда простой продукт имеет…»

В 1955 году Гарсту за семена заплатили золотом. Тогда ничем иным страна расплатиться не могла. Советский Союз отгородили «железным занавесом» экономической блокады, у нас не покупали ничего, даже водку и крабы, и ничего нам не продавали, а следовательно, и валюта в казну не поступала. Золото тоже не тратили. Сталин копил золото на случай близкой и неизбежной войны. В войну мы платили союзникам золотом за грузовики, самолеты, алюминий и бензин. В Мурманск и Архангельск англо-американские конвои доставляли товар, а назад британские крейсеры увозили слитки золота. Один «золотой» крейсер немцы потопили. Сокровища достали со дна моря только через полвека.

К моменту смерти Сталина золота в стране накопилось более двух тысяч тонн. И вот теперь отец посягнул на малую толику золотого запаса страны, решил заставить золото поработать на благо людям. Закупленные у Гарста гибридные семена обещали небывалую прибавку к урожаю.

О том, что отец запускает руку в золотые кладовые, я узнал вскоре по возвращении его из отпуска. Он, в моем присутствии, обсуждал с кем-то из коллег выгоды совершенной с Гарстом сделки. Я возмутился: как можно тратить золото на покупку каких-то, пусть самых элитных, семян? Тут золото, а там — кукуруза. Едва дождавшись ухода гостей, я набросился на отца с вопросами, которые звучали как претензии. Отец меня выслушал благодушно и ответил цитатой из Евгения Онегина:

…Как государство богатеет, —

И чем живет, и почему,

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет…

— Пойми, — перешел он на прозу, — войны, по всей вероятности, удастся избежать, а если мы с умом потратим небольшую часть, — последние два слова он произнес с напором, — небольшую часть нашего золота на новые технологии, машины, уникальные семена, а потом сами научимся всему этому, то наша страна так рванется вперед… Если, конечно, удастся избежать войны, — повторил он.

После встречи в июле этого, 1955 года, в Женеве с руководителями Запада: президентом США Эйзенхауэром, премьер-министром Великобритании Энтони Иденом и премьер-министром Франции Эдгаром Фором, отец вернулся домой ободренный — Сталин ошибался, наши противники так же, как и мы, не хотят войны. И боятся они нас так же, как мы боимся их. С ними не только можно иметь дело, но и договариваться. Конечно, в известных пределах, если мы продемонстрируем слабину, они ею воспользуются, попытаются Советский Союз подмять под себя. Поэтому надо не просто быть сильными, но и демонстрировать противнику свою силу, реальную или мнимую — не так важно. Важно, чтобы они поверили в наше могущество. Каждым выигранным у войны годом мы воспользуемся для улучшения жизни советских людей. А там наберем такую силу, которая сделает войну против нас окончательно бессмысленной, даже для такого гиганта, как США.

— Золото может нам в этом очень помочь, капиталисты впереди нас не только в выращивании кукурузы. Мы обязаны воспользоваться их достижениям, научиться делать такие же машины, как производят они, а потом и лучше их. Для начала нам требуется закупить у них образцы, самые совершенные образцы, как гибридные семена кукурузы у Гарста. Для такого дела золота жалеть не следует, а капиталисты не устоят перед золотом, такова их натура, продадут за него даже душу, не то что… машины, — вернулся отец к изначальной теме. — Конечно, тратить его следует с умом, ни в коем случае не транжирить на заграничные тряпки и другую ерунду, на то, что завтра съешь, сносишь и следа не останется. Но и сидеть на золоте, «сидеть на сундуке и от живых сокровища хранить», как Скупой рыцарь, глупо, помрешь, как и он, безо всякой пользы.

Отец во второй раз процитировал Пушкина. Стихи он любил и помнил их множество. На первом месте у отца стоял Некрасов — истинно народный поэт. Его он любил, тогда как Пушкина уважал.

Собственно, на этой цитате из Пушкина разговор о золоте прекратился. Умом я с отцом согласился, Скупого рыцаря я не любил, но менять золото на какую-то кукурузу, пусть самую лучшую…

Золотом заплатили не только за семена кукурузы, вскоре купили патенты на производство ацетатного шелка, потом за золото приобрели полупроводники, оборудование для современного химического производства. Тратили его экономно и только с разрешения высшего руководства страны.

Лишь однажды, в 1963 году, некоторую часть золотого запаса истратили на закупку продовольствия — зерна. Страну в тот год поразила небывалая засуха, встал вопрос: продуктовые карточки или золото? Поступились золотом.

Мы — страна золотодобывающая, продажи золота постоянно восполняются его производством. В «хрущевское» одиннадцатилетие золотой запас колебался, но всегда оставался в пределах, обеспечивающих экономическую безопасность страны.

Следующая глава

ПРОБЛЕМА ЗОЛОТА Вскоре во Владивосток приехал Шевари, привёзший в чешском эшелоне оставленные нами в Иркутске вещи. При этом наш граммофон с большим количеством пластинок пришлось подарить чехам за провоз вещей. Самое же главное — получить золото из Иркутского

Не простой, а очень простой… Маленький туристический самолетик «Прага-114» — «Аирбэби», построенный под руководством конструктора И. Слехты, впервые взлетел в тридцать четвертом и сразу привлек к себе повсеместное внимание. Известность к маленькой машине пришла, с одной

ГЛАВА 16. КОГДА ПОЛНЫЕ ТРИБУНЫ ВАЖНЕЕ ЗОЛОТА! Вступая в очередной сезон, Юрий Сёмин признался, что загадывал только одно новогоднее желание — вернуть «Локомотиву» чемпионский титул. И Дед Мороз его не подвел — желание исполнилось.- Думаю, нас ждет очень напряженный

Космический мусор как продукт деятельности человека (март 1995 г.) Люди нашей планеты, реализовав однажды идею полётов в космическом пространстве, никогда в будущем не откажутся от них. Тенденция возрастания грузового потока на орбиту Земли и через орбиту Земли сомнений не

«Продукт художественной семьи» Зинаида Евгеньевна Серебрякова родилась 28 ноября (10 декабря) 1884 года в имении Нескучное под Харьковом. Она была последним, шестым ребенком известного скульптора Евгения Александровича Лансере (1848–1886) и его жены Екатерины Николаевны

ДОРОЖЕ ЗОЛОТА С давних пор Павлово называлось селом, хотя уже много лет имело право величаться городом. Ещё в конце прошлого века Владимир Ильич Ленин отмечал, что жизнь таких центров, как Павлово, сложилась совершенно по-городскому. У его жителей выработались

НУЖНО ДЕЛАТЬ ТОЛЬКО ТО, ЧТО НУЖНО Непосредственная опасность, нависшая над Москвой осенью 1942 года, миновала. Страшный октябрь не повторялся. Героическими усилиями войск обороны Москвы и подоспевшими сибирскими дивизиями враг был отброшен от столицы. В город

Сколько золота у Госбанка? Вольнов приехал в Париж в составе делегации Внешторга на переговоры. Его пригласили как эксперта по валютно-финансовым вопросам, который давно занимался Францией, досконально знал проблематику. Поехал он в командировку, как это сделал бы любой

Новый продукт – пельмени быстрого приготовления 11 апреля 2012, 19:07 вечераТолько приехал домой из командировки на завод в Тульскую область. Делали сегодня новый продукт – пельмени быстрого приготовления. Налепил я их сегодня целое море, технологи потом их пропаривали и

Глава 19. Продукт века Где-то в лабораториях Intel проходила игра в «музыкальные стулья» на роль исполнительного директора, но это не имело особого значения. Что имело значение, так это работа – нужно было превратить 1201 во всемирно уже известный 8-битный 8008. К счастью для

Не Положено (LP) — 1992 (Тау-Продукт) side one:1. Мы По Колено (1’49)2. Только Дождь Вселенский (0’53)3. Под Руки В Степь (Стаи Летят) (2’08)4. Фальшивый Крест (Декорации) (1’12)5. Деклассированные Элементы (3’12)6. Особый Резон (2’29)7. Неволя Руками (Reggae) (1’50)8. На Черный День (2’23)9. Берегись

Материнское молоко -совершенный продукт, убивающий раковые клетки Материнское молоко содержит сахара, жиры, минералы, витамины, гормоны, энзимы и протеины. Многие из этих компонентов организм ребенка не способен синтезировать и не может получить их из другого

biography.wikireading.ru


Смотрите также