Каталог
  

Золото в абхазии как добывают


Золотые самородки встречаются около Сочи

Все мы с вами прекрасно осведомлены, что золотая лихорадка сотрясала Калифорнию, Сибирь и даже Финляндию. Сегодня приоткроем вам завесу тайны над золотой лихорадкой на русском юге. Недавно в городе-курорте прошла выставка «Мифы и правда о золоте Сочи». Благодаря ей выяснились интересные факты...

История золотой лихорадки в Сочи

Началось все достаточно давно. Еще в царские времена в периодическую печать просачивались сведения о золотых находках на юге страны. Так, в 1902-ом году ставропольская газета «Северный Кавказ» писала: «В последнее время в Сочи наблюдается золотопромышленная горячка. Месяц тому назад какой-то пастух-мингрелец нашел в горах кусок кварца, испещренного крупинками золота, причем, рассказал, что он-де знает места, где очень много «золотого камня». Он рассказывал про громадные скалы, сплошь состоящие из «золотого камня», про пещеры и пересохшие ручьи, на дне которых, в песке, так и блестят крупинки золота, и всё это находится так близко, в каких-нибудь десяти-пятнадцати верстах от Сочи».

Еще в XIX веке Российская империя налаживала на Кавказе поиски золота. Геолог А.Лоранский в 1872 году писал в «Горном журнале»: «На Кавказе и за Кавказом право на производство золотого промысла предоставлялось людям всякого звания и состояния за исключением изобличенных по суду в предосудительных поступках. Дозволение на производство золота давалось наместником Кавказским, и добытое золото сдавалось в Тифлисскую Пробирную Палатку».

Река Каролицхали в горах Кавказа. Фото 1910 года, С.М. Прокудин-Горский

Конечно, были и те, кто услугами пробирной палатки никогда не пользовался, и продавали добытое золото не государству, но частным лицам.

В начале XX века, примерно в 20-е гг. золотодобычу осуществляли старательские бригады.

Кроме Сочи, прииски были расположены около рек Мзымта и Кудепста. Но масштабная золотодобыча развернулась не там, а в верховьях реки Лабы на Кубани. В 1929 году было найдено золото в реках Кубань, Зеленчук, Теберда, Бзыха, Белая, Липовая, Березовая, Камышинка, Горелая.

Добыча золота в советское время. Фото 1923 года.

Итогом стало то, что в 1932 году на Северном Кавказе началась добыча золота под надзором государства. И НКВД, за одним.

Вот что пишут в газете «Сочинская правда» от 9 сентября 1935 года: «Трест «Азчерзолото» августовский план золотодобычи выполнил на 100 процентов. В конце августа сдан в эксплуатацию новый прииск Шахэ-Головинка. На прииске «Котел» старателем Тевосьяном на днях найден самородок весом в 85 грамм. На сочинском прииске бригада старателей Максимова нашла самородок весом в 25 грамм. Это первый крупный самородок золота, обнаруженный на Сочинском прииске».

А самый крупный кусок золота был добыт в окрестностях Сочи в 1946 году. Было это на прииске комбината «Севкавзолото», когда бригаде старателей Константина Руденко повезло найти самородок весом 234 грамма. За находку золотоискатели получили не только зарплату с премией, но и «довесок» из различных востребованных, но редких тогда промтоваров и бакалеи (1500 кг муки, 122 кг сахара, 94 кг мяса, 122 кг крупы разных видов). Напомним, времена были тяжелые, послевоенные, и всё это реально ценилось на вес золота.

Однако прииски оказались не вечными, и в 1950-е находки сделались скудными. В это же время и была свернута добыча южного золота.

Золотодобыча под Сочи сегодня — возможна ли?

Конечно, золотые времена не были забыты местными жителями. Легенды о несметном сочинском золоте, которое не имеет отношения к прошедшей в 2014 году в Сочи Олимпиаде, передаются из уст в уста. Некоторые уверяют, что знают, где можно отыскать «большие золотые самородки».

Однако, если местные и находят золото, то предпочитают об этом не распространяться, поскольку добыча золота частными лицами в России противозаконна. За это положены немалые штрафы — в пределах 100 тысяч рублей.

Но вот в Абхазии или в Грузии вам с удовольствием предложат взять в руки лоток и отправиться на горную речку — помыть золотой песочек. Конечно, хороших мест туристам не показывают, но несколько крупных песчинок отыскать до сих пор можно. Сдают же местные скупщикам самородки весом 10-30 грамм. Так что добыча золота на Кавказе вполне возможна.

Для информации о том, почему запрещена золотодобыча в России, прочитайте закон «О недрах».

www.mdregion.ru

Золотые горы без обмана

В конце 2017 года глава Минприроды Дмитрий Донской сообщил, что в Дагестане обнаружили запасы золота с возможным объемом около 100 тонн. Сколько именно драгоценного металла таится в недрах земли и будут ли его добывать, еще нужно уточнять — но местные специалисты уверены: земля Дагестана полна сокровищ.

«Это Кавказ» выяснил у специалистов, ждать ли Дагестану золотой лихорадки.

Золото под ногами

Золотоносную структуру обнаружили в отдаленном Докузпаринском районе Дагестана, вблизи азербайджанской границы. Здесь, в любимом российскими альпинистами за маршруты высокой сложности высокогорье, после нескольких лет исследований геологоразведка нашла проявления золота — именно так называют геологи участки с неутвержденными запасами, которые еще нельзя определить как месторождение.

Золото на Куруш-Мазинском рудном поле коренное, то есть возникло на месте. Золотоискателей-любителей ждало бы дикое разочарование, если бы они рванули сюда в поисках наживы. Самородков они бы не нашли: драгоценный металл связан с сульфидами — пиритом, галенитом. Намыть это золото практически невозможно. Нужна химическая обработка, обогащение породы.

— Из-за вещественного состава руд золото химически тяжело выщелачивать из общей массы, — объясняет Светлана Юрченко, заместитель директора OOO «Даггеомониторинг» — эта компания проводила поисково-оценочные работы на юге Дагестана по заказу Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). — При этом комплекс технологических исследований, выполненный в московском Центральном научно-исследовательском геологоразведочном институте цветных и благородных металлов, в этом случае определил промышленный способ добычи с получением почти 87% золота из породы.

Образцы породы, взятые на Куруш-Мазинском рудном поле

Но говорить о рентабельности добычи пока рано, предупреждает специалист. Предварительные экспертные расчеты показали, что срок окупаемости освоения ресурсов только на одном участке составит 6−10 лет.

— Оценены лишь прогнозные ресурсы, то есть не запасы, а общее возможное содержание золота на этой территории — от 89 до 119 тонн. Чтобы начать всерьез говорить о добыче, надо продолжить работы по разведке.

Разведку возобновят в следующем году, говорит Гайдар Агаларов, начальник геологической партии, работавшей на Куруш-Мазинском рудном поле. Заминку он объясняет структурной реорганизацией: геологоразведкой теперь будут заниматься не Роснедра, а Росгеология.

— Я недавно ездил в Ессентуки, в единственное подразделение этого ведомства на Северном Кавказе. Мы написали обоснование для продолжения разведочных работ. Планируется, что уже в 2019-м году разведка там продолжится.

Агаларов предполагает, что золота на Куруш-Мазинском рудном поле может быть в разы больше, чем оценено в качестве прогнозных ресурсов. И не только его.

— Там и серебро, и платина, и палладий содержатся — причем, возможно, в больших объемах, чем золото, — говорит геолог. — В отчете по результатам работ «Даггеомониторинга» об этом подробно не говорится, потому что изначально было получено техническое задание именно по золоту.

Путь к золоту лежит через медь

Что в Дагестане возможно добывать золото, геологи предполагали давно — еще когда геология здесь только начиналась, говорит Светлана Юрченко. Но до сих пор южная республика никаким рудным сырьем не славилась. Объем разработанных месторождений таких полезных ископаемых — 0%.

Собственно, и месторождений в республике одно-два. Крупнейшее — медноколчеданное «Кизил-Дере» в Ахтынском районе. Запасы меди здесь составляют больше миллиона тонн. В начале 2010-х «Русская медная компания», а вернее, ее дочерняя компания «РосИнвест», получила лицензию на их добычу, но ничего не произошло. После изучения проекта и попыток начать работу инвестор столкнулся с таким количеством проблем, что вынужден был отказаться от планов. Во-первых, сам проект оказался слишком дорогостоящим с учетом всей инфраструктуры, которую пришлось бы создавать практически с нуля. Его цена выросла до 1 млрд долларов. Во-вторых, жители населенных пунктов, опасавшиеся, что добыча меди создаст угрозу экологии, подали множество исков в суды, чтобы воспрепятствовать началу работ. Ну и, наконец, стоимость меди упала в три раза, она стала неликвидной и скопилась на складах добывающих ее предприятий страны в огромных объемах. Вкладывать огромную сумму в разработку месторождения оказалось просто невыгодно.

Инфографика: Ольга Скворцова

Возможные месторождения рудных полезных ископаемых в Дагестане по версии специалистов «Даггеомониторинга» и Института геологии Дагестанского научного центра РАН

С тех пор медь вернулась на утраченные ценовые позиции. И со строительством горно-обогатительного комбината в Кизил-Дере связывают «золотые» надежды в «Даггеомониторинге». Месторождение меди находится недалеко от предполагаемого месторождения золота — в 20 километрах. Если начнут добывать медь — разработать и прилегающие территории будет значительно проще.

— Был бы горно-обогатительный комбинат на Кизил-Дере… Если это месторождение меди заработает, золоторудная промышленность в Дагестане тоже будет. А сегодня у нас нет перерабатывающих заводов, — отмечает Светлана Юрченко.

Золото есть и в самом Кизил-Дере, говорит ведущий инженер Института геологии Дагестанского научного центра РАН Сажудин Гусейханов. Само по себе это не новость, наряду с медью там несколько лет назад обнаружили 7−8 тонн попутного золота. Но Гусейханов говорит, что драгметалла в той земле больше, только не совсем там его искали.

— По золоту там, где я его предполагаю — в верхней части Кизил-Дере, разведка не проводилась: меди там не было, и этот участок сразу сбросили со счетов. Прогнозные ресурсы золота, по моим данным, порядка 50 тонн. И оно достаточно скученно расположено. То есть для добычи не нужен какой-то огромный карьер. Это маленькая площадь, такое месторождение легче разработать, — говорит ученый.

Добывать нельзя. Но можно

Другое мнение по поводу добычи цветных металлов выше 2000 метров над уровнем моря у директора Института геологии Дагестанского научного центра РАН Василия Черкашина.

— У меня есть сомнения, имеется ли там действительно столько золота, сколько прогнозируется. Условия формирования юрской толщи не предопределяют там такого количества этого металла. Хотя природа — такая штука, может и правда выкинуть фортель. Ну, допустим даже, там 100 тонн золота. Представьте себе горную систему: где строить обогатительную фабрику, где брать необходимую инфраструктуру, коммуникации? — задается вопросом он.

Директор Института геологии Дагестанского научного центра РАН Василий Черкашин

Ученый вспоминает попытку добывать медь в Кизил-Дере, где на 1 млн тонн добытой меди пришлось бы порядка 55 млн тонн «хвостов» — отвалов.

Металлический постапокалипсис

Когда-то в горах Кабардино-Балкарии добывали редкие металлы — вольфрам и молибден. Сейчас на Тырныаузском месторождении можно снимать фильм про апокалипсис. Но возможно, скоро тут снова закипит работа

— Куда их девать, эти «хвостохранилища» — терриконы, остающиеся после добычи и переработки концентрата? В них есть элементы, которые разлагаются на солнце и превращаются в серную кислоту при попадании в них воды. А она будет попадать в реки Ахты-чай, Самур. Вы представляете, что будет твориться? Кроме того, нужно построить трассу к месторождению, обеспечить энергопоставку к месту добычи. То же самое надо будет делать и на месторождении золота в Докузпаринском районе, если не в более крупных масштабах.

В «Даггеомониторинге» на эти проблемы смотрят более оптимистично.

— Да, это большая высота, это бездорожье, — говорит Юрченко. — Но мы сами проделали дорогу туда, чтобы поднять буровые станки, выполнить работы. Плюс терриконы там вряд ли возникнут: золото залегает неглубоко, практически на поверхности. Огромные хранилища переработанного грунта, как мы предполагаем, не потребуются.

С ней согласен и начальник геологической партии Гайдар Агаларов: несмотря на то что работы проводились на Большом Кавказском хребте на высоте 2700−3000 метров, сложностей с добычей возникнуть не должно — просто необходимо создать инфраструктуру.

— Есть современные технологии. Лет 30 назад было бы сложно в наших условиях добывать золото. Например, раньше коэффициент извлечения составлял 45% при работе с сульфидными рудами. А сейчас — уже 85%. Можно построить мини-фабрику. Можно обогащать породу на 50%, потом вывозить в другой регион для дальнейшего обогащения, — перечисляет он.

Грамотное составление проекта позволит и снизить до минимума вред для окружающей среды, уверен геолог.

— Вообще, любое искусственное вмешательство человека вредно для экологии. Но добычу можно организовать по замкнутому циклу. Связи с окружающей средой у производства не будет. Главное — соблюдать технологию. В горах, как ни странно, фабрику построить намного проще, чем где бы то ни было. В нашем случае в радиусе десятков километров от месторождения местность без людей. Лишь ближайшее село Куруш — в 10−12 километрах.

Спуститься с гор

Необходимости забираться высоко в горы все же нет, настаивает Василий Черкашин и предлагает альтернативу: признаки наличия золота и других драгоценных металлов есть в доступной предгорной части Дагестана.

— Мы несколько лет работали по программе президиума РАН и определили, что вся предгорная часть — от Буйнакска до Рубасчая, это приблизительно 500 квадратных километров, — на глубине от первого десятка до сотни метров представляет собой так называемые чокрак-караганские титано-циркониевые россыпи, в которых наблюдается промышленное содержание драгметаллов: золота, платины и серебра, а также титана и циркония. Несмотря на отсутствие специального бурового оборудования, мы смогли добыть образцы. И там огромные объемы! — уверяет директор Института геологии ДНЦ РАН.

По его словам, технология добычи будет очень простой, инфраструктура — электричество, вода и дороги — уже есть, а ущерб для экологии может быть минимальным: из-за особенности структуры почвы после извлечения необходимых элементов объем грунта будет мало отличаться от первоначального.

— Я не хочу поставить под сомнение работу по месторождениям в Ахтынском и Докузпаринском районах. Пожалуйста, делайте там, что считаете нужным. Но и здесь, в предгорье, давайте попробуем. Мы же готовы показать результаты своих исследований. Добыча в предгорной части — очень рентабельна!

Дагестан — уникальная территория

Несмотря на расхождения во взглядах на потенциальную добычу золота в Дагестане, и директор Института геологии, и замдиректора Дагестангеомониторинга абсолютно единодушны в другом: у Дагестана огромный потенциал как у источника полезных ресурсов.

— Древний океан Тетис в свое время размывал Русскую платформу, и это все сносилось сюда, в предгорную часть Дагестана, — рассказывает Черкашин. — У нас здесь очень мощный осадочный чехол. И я не могу понять, почему мы это не разрабатываем. Ведь тут известняковый Дагестан — источник и нерудного сырья, стройматериалов. Насколько мне известно по различного рода совещаниям, дагестанская стройиндустрия использует только 10% собственного сырья. 90% закупается извне. Дагестан — богатейший регион. Но мы почему-то в поисках богатства лезем в горы. Я уже писал в Минприроды России, да куда я только не писал: проведите геологическую съемку. Южная, горная часть Дагестана вся покрыта такими съемками. Средняя — ноль.

— У нас по стройматериалам существенная ресурсная база, — соглашается Светлана Юрченко. — Минприроды выданы лицензии на добычу почти по всем видам стройматериалов природного происхождения. У нас и доломиты есть, и облицовочный камень, и строительный камень, и кирпичное производство. По нерудному сырью потенциал республики реализован хорошо — процентов на 60.

Геологические съемки на территории Дагестана начались в 1976 году с самых трудных районов — южных, рассказывает Юрченко. А к 1990 году деньги закончились — и до среднего Дагестана, где, по данным геологов, сконцентрирована самая большая и доступная минерально-сырьевая база, просто не дошли.

— Сегодня работу можно продолжить. На всей территории России эта съемка проводится, кроме Дагестана, потому что никто не пишет обоснования, а ему она нужна в первую очередь. В республике есть и нефть, газ, рудные минералы, нерудное сырье, пресные подземные воды, а скоро вода будет тоже на вес золота. Минерально-сырьевую базу Дагестана нужно сконцентрировать в единых руках, желательно государственных. Интересных наработок очень много. Пока есть люди, которые знают, о чем разговор, это нужно довести до ума.

— Повторю: Дагестан — уникальная территория, — уверен и Василий Черкашин. — Потенциал огромный: геотермальные ресурсы, углеводороды. Разумно подойти, правильно вложить деньги под хорошим контролем — и через 5−10 лет Дагестан будет процветать не хуже Татарстана. Это будет настолько эффективно — вы даже представить себе не можете! Главное, чтобы эти желания совпали с возможностями российского бюджета, а контроль осуществлялся так, чтобы ни одна копейка не ушла на сторону.

Ислам Абакаров

etokavkaz.ru

Кавказская Колхида. Как в горах Адыгеи добывали золото

На Северном Кавказе золото начали добывать еще в III тысячелетии до н.э. Археологи находят в здешних курганах золотые монеты и украшения. А ученые-геологи свидетельствуют, что многие драгоценные артефакты сделаны не из привозного, а именно из местного драгметалла. 

Достаточно вспомнить всемирно известные золотые изделия из Майкопского, Келермесских, Уляпских курганов. Общеизвестны и античные мифы о походе аргонавтов в кавказскую Колхиду за «золотым руном». 

Античный ритон (уляпские курганы). V - IV вв. до н.э. Фото: Из архивов Северокавказского филиала Госмузея искусства народов Востока.

Главным источником богатства закавказских колхов была, конечно, золотоносная река Фисон или Фасис. Теперь мы знаем ее под грузинским названием Риони. Золото с помощью овечьих шкур добывали не только в Западной Грузии, но и в древней Черкесии, нынешней Адыгее. Главным местом был бассейн реки Белой.

«Именно бассейну реки Белой принадлежат все значительные залежи золота Адыгеи. У одного из притоков Белой, реки Берёзовой, находили россыпи крупного и среднего золота с повышенным содержанием ртути зеленоватого оттенка. В золотых россыпях рек Камышинка, Бзыха и Липовая находили даже самородки. Но если местное золото по качеству не сравнимо, скажем, с месторождениями Аляски, то серебро в республике уникальное. Его в истоках Белой и Пшехи ещё во время Кавказской войны добывали англичане, выплавляли из него подковы и вывозили. Разведка этого месторождения закончилась в 50-е годы прошлого века», - говорит доктор геолого-минералогических наук Игорь Волкодав. 

Река Белая, село Хамышки. АиФ. Фото Надежды Гусевой

На реке Белой активная золотодобыча началась после организации в поселке Гузерипль смотрительного участка и пункта с конторой, которые впоследствии были преобразованы в «Прииск реки Белой». Первым разведанным объектом в начале 30-х годов на Белой была богатая россыпь балки Горелой, которую первооткрыватели застолбили и отработали.

Больше всего учтённого золота (13,7 кг) добыли в 1935 году. В 1946 г.  разведку и добычу в пойме Белой возобновили, но она осталась малорентабельной. С 1945 по 1949 гг. ежегодная золотодобыча составляла от 1 до 3,2 кг и велась по Белой - от устья реки Березовой до устья балки Майкопки. Но большая часть (до 80%) была получена в верховье - между устьями Киши и Березовой. Наиболее богатыми считались россыпи речек Горелой, Берёзовой, Хамышинки и Липовой. За 20 лет золотодобычи в Адыгее нашли порядка 50 килограммов драгоценного металла.

Россыпи Адыгеи

Геологи выделяют четыре зоны золотоносных россыпей в горах Адыгеи – россыпь реки Берёзовой, правого притока реки Белой и россыпь балки Горелой. Также разрабатывались россыпи левых притоков Белой: речек Хамышинки, Бзыхи и Липовой. Золото в них находили крупное, попадались самородки. Наиболее крупный - весом 127 г, по словам нашедшего его старателя, содержал остатки вмещающей породы - красноцветного песчаника. 

Штампованная бляшка в виде лежащего оленя. V - IV вв. до н. э. Золото. Фото: Из архивов Северокавказского филиала Госмузея искусства народов Востока.

Правый приток Белой - река Киша – был также золотоносен. Следы россыпного золота обнаруживали в правом притоке Белой - реке Киша, между устьем ручья Руфабго и входом реки в Хаджохскую теснину, на реке Дегуако. К предположительно золотоносным отнесена долина реки Сахрая и её притоков.

Золото и серебро находили на балке Бачурина - левому притоку ручья Руфабго. Значительная по масштабам россыпь была на так называемой Хаджохской поляне. Золото в речных наносах находили вплоть до  Майкопа. Разработки вели до поселка Тульского, особенно в устье балки Майкопки.

Золотоносные россыпи есть и на Лабе. В долине этой реки проводили опытные работы по определению возможной попутной добычи золота при отработке песчано-гравийных смесей. Работы вели на трёх карьерах правобережья Лабы: Зассовском, Владимирском, Центр-Лабинском и на Кошехабльском.

Специалисты говорят, что при миллионной годовой производительности карьера, извлечение золота может составить от 10 до 20 кг. - это около полумиллиона долларов в год. Карьер на россыпи Хаджохской поляны мог бы давать такие же прибыли при гораздо меньшей производительности. 

Всего с 1932 по 1951 годы на Северном Кавказе добыто 1293,1 кг химически чистого золота. На реке Белой за этот же период задокументированная добыча составила 56,3 кг. В 1950 г. старательская, а через два года и государственная добыча золота на Северном Кавказе была прекращена.С 1953 по 1966 гг. золотопоисковые работы в горах Адыгеи также не проводились.

Смотрите также:

www.adigea.aif.ru

Нашёл золото в Абхазии

?

Калямба (denimih) wrote, 2015-12-15 12:19:00 Калямба denimih 2015-12-15 12:19:00 Привет!Сегодня выкладываю фотки с субботнего вечера. Тогда я находился в Абхазии и немного пофоткал.Мушмула вовсю цветёт.

Дальше под катом:

2. Небольшая цветочная листово-каменная композиция

3. Рыбаки в предзакатном море

4. Световая дорожка

5.

6. Ещё раз солнечная дорожка:

7.

8. Солнце всё ниже и ниже опускается на Турцию:

9. Тем временем спустился туман:

10. Одинокий самолёт  в небе (не считая тех, что ближе к горизонту):

11. Без облаков было бы прикольно, солнце такое большое:

12. Периодически наблюдаю как в городе что-то да горит.

13. Самолёт Ереван - Краснодар авиакомпании Донавиа. Думаете откуда я это знаю? Ответ на следующем фото.

14. На телефоне стоит программа FlightRadar24, которая при наличии инета может показывать самолёты. Синяя точка - это я.

15. Да нет, оказывается тут довольно большой воздушный трафик:

16. Ну да, заходим в ту же самую программу и наблюдаем (тут правда немного со смещением относительно предыдущего фото):

На этом всё, надеюсь вам понравилось. Как вам такое золото?

.

.

Tags: flightradar24, nikon 55-200/4-5.6g, nikon d90, абхазия, аэрофлот, люди, море, мушмула, пляж, растения, самолётное, сухуми, фото, цветы

denimih.livejournal.com


Смотрите также